Деньги прорастают на грядках

«Делойт» в новостях

Деньги прорастают на грядках

Что привлекает новых инвесторов в сельском хозяйстве

Последние два года в российское сельское хозяйство начали активно приходить новые инвесторы, в том числе представители крупного бизнеса. Охотнее всего они пока вкладывают средства в овощеводство и садоводство — отрасли с относительно быстрыми сроками окупаемости и высокой доходностью. Одним из стимулов стало введенное Россией продуктовое эмбарго, но без достаточной господдержки нынешний ажиотаж уже через год может сойти на нет, предупреждают эксперты.

Выступая 1 декабря с посланием Федеральному собранию, президент Владимир Путин заявил, что сегодня агропромышленный комплекс (АПК) — успешная отрасль, «которая кормит страну и завоевывает международные рынки», хотя «в свое время казалось, что проблемы в сельском хозяйстве будут существовать чуть ли не вечно». На фоне продолжающегося в стране не первый год экономического кризиса сельское хозяйство действительно выглядит одним из немногих растущих секторов. По подсчетам Минэкономики, в 2015 году производство продуктов российскими аграриями выросло на 2,6%, в этом году министерство ожидает рост на 3,2%, у Минсельхоза оптимистичный прогноз — 3,4%. Сектор АПК по доле в структуре российского ВВП смог в 2015 году опередить финансовый, прибавив рекордные 18% и заняв восьмое место c 3,3 трлн руб., следует из данных компании «Делойт», СНГ.

О развитии отрасли говорит и рост инвестиционной активности: по оценкам Минсельхоза, в 2014 году в АПК было привлечено 1,4 трлн руб., в 2015 году — 1,5 трлн руб. К 2020 году общий объем инвестиций может вырасти еще на 1 трлн руб., предрекал в октябре глава министерства Александр Ткачев. В Институте конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) подсчитали, что импорт продовольствия в Россию в 2015 году сократился на 24,5%, до $40 млрд (2,4 трлн руб. по средневзвешенному курсу за 2015 год). В тот же период весь российский рынок растениеводческой и животноводческой продукции, по данным «Делойта», вырос на 14,3%, до 5,03 трлн руб. «Мне кажется, сегодня это самая привлекательная отрасль российской экономики для инвестиций, рынок огромен, как с точки зрения потребителя, так и с точки зрения производителя», — говорил в ноябре гендиректор Объединенной зерновой компании Марат Шайдаев на II Всемирном зерновом форуме.

В тепличных условиях

Непрофильные инвесторы стали интересоваться агробизнесом с конца 2014 года, отмечает начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. По времени это совпало с началом действия российского продуктового эмбарго в отношении стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии в ответ на введенные ими санкции. Но активность новых инвесторов, по мнению госпожи Снитко, связана не столько с эмбарго, сколько с высокими в сравнении с другими секторами экономики темпами роста и доходности сельского хозяйства. Но положительные факторы от ответных санкций для инвесторов все же были. В их числе рост цен на продукты, попавшие под действие ограничений, и сокращение доли импорта на полке, что высвободило ниши для новых российских производств, считает эксперт.

По наблюдениям директора аналитического центра «Совэкон» Андрея Сизова, инвесторы без опыта в сельском хозяйстве интересуются прежде всего секторами с низкой концентрацией игроков, которые обещают высокую окупаемость, — овощеводством и садоводством. Именно в тепличном бизнесе был заявлен крупнейший в 2016 году инвестиционный проект в российском АПК (см. график): ставропольский холдинг «Эко-Культура», принадлежащий на паритетных началах Андрею Петренко и Александру Рудакову, анонсировал планы строительства теплиц на 260 га с общим объемом производства более 200 тыс. тонн огурцов и томатов почти за 70 млрд руб.

Тепличный бизнес стал первым опытом в сельском хозяйстве для одного из основателей «Скартела» Сергея Адоньева. Вместе с бывшим владельцем одного из крупнейших дилеров BMW в Санкт-Петербурге «Авиамоторс» Сергеем Рукиным он с конца 2014 года развивает УК «Технологии тепличного роста» (ТТР): у компании уже есть два действующих тепличных комбината в Московской и Тюменской областях, а также строящийся комплекс в Ростовской области (их совокупная мощность — 35 тыс. тонн). В планах ТТР увеличить к 2019 году объем производства до 70 тыс. тонн овощей в год. На старте в компанию было вложено более $100 млн, из которых 80% пришлось на кредитные средства, уточняет CEO Marsfield Capital (управляет ТТР) Екатерина Лапшина.

Строить теплицы будет также владелец золотодобывающих компаний ЮГК Константин Струков (94-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии Forbes, $0,9 млрд). Для нового направления им в этом году была учреждена компания «Агрокомплекс «Экомодуль», которая на первом этапе может возвести теплицы на 10 га. В овощеводстве и садоводстве пробует свои силы и владелец ГК «Авилон» (управляет сетью дилерских центров премиум-марок, в том числе Rolls-Royce Motor Cars, Bentley, Ferrari) Александр Варшавский. Он тоже начал с тепличного проекта: в этом году его «Агро-Инвест» запустил первую очередь тепличного комплекса на 20 га для производства огурцов и томатов. В планах -- расширить площадь до 80 га, планируемый объем инвестиций — 12,5 млрд руб. Заняться выращиванием овощей решил также сын Романа Абрамовича Аркадий. Его компания «Гринхаус» намерена к 2020 году построить в Белгородской области тепличный комбинат мощностью около 95 тыс. тонн овощей в год за 6 млрд руб.

Попробовать себя в роли садовода решил даже такой заметный участник списка Forbes, как Геннадий Тимченко (5-е место с $11,4 млрд): принадлежащая ему Volga Group в конце 2014 года приобрела краснодарское яблочное хозяйство «Алма холдинг». Его гендиректор Андрей Панов в 2015 году говорил о планах до 2020 года вложить до 3 млрд руб. в увеличение производства яблок с 6,8 тыс. до 12 тыс. тонн. В апреле 2016 года газета «Ведомости» писала о планах основателя табачного дистрибутора «Мегаполис» Сергея Кациева (83-е место, $0,95 млрд) заложить в Северной Осетии яблоневый сад на 600 га.

Еще одной нишей в растениеводстве, куда потянулись инвесторы, стало выращивание грибов. Так, сын генпрокурора России Юрия Чайки Игорь собирается производить шампиньоны в Подмосковье. К 2018 году его компания «Агро-регион» вложит более 2,5 млрд руб. в комплекс мощностью 12 тыс. грибов в год. Свой грибной проект есть и у господина Варшавского: связанная с ним компания «АгроГриб» в этом году анонсировала запуск производства шампиньонов в Тульской области за 9 млрд руб. На слабое развитие грибного производства летом этого года посетовал глава Минсельхоза Александр Ткачев в ходе совещания с Владимиром Путиным. «Хочу с грустью констатировать то, что мы импортируем только одних грибов на $2 млрд. Россия, где, как принято говорить, грибов как грязи», — говорил министр.

Вегетарианские инвестиции

Интерес к овощеводству Екатерина Лапшина объясняет потенциалом отрасли -- на момент появления ТТР дефицит несезонных овощей достигал около 1 млн тонн в год, ощущалась нехватка современных комбинатов. Кроме того, добавляет менеджер, тепличный бизнес имеет высокую маржинальность и хорошие возможности по привлечению долгового финансирования. Еще один плюс — большие перспективы импортозамещения. Чтобы, например, заместить 800 тыс. тонн томатов, ежегодно ввозимых в Россию, нужно построить еще 1,5 тыс. га теплиц, рассказывает Александр Рудаков. По его прогнозу, полностью занять рынок томатов российским овощеводам удастся за пять-десять лет. Кажущаяся простота тепличного бизнеса ошибочна, предупреждает совладелец «Эко-Культуры» Александр Рудаков: «Многие из проектов, которые сегодня анонсируются, в конечном счете окажутся нереализованными». Инвесторы идут в овощеводство и из-за низкой консолидации этого сектора: по словам Дарьи Снитко, доля крупнейшего производителя там едва превышает 1%.

Иначе обстоят дела в животноводстве, где уже давно доминируют крупные агрохолдинги уровня «Черкизово», «Русагро», «Мираторг» и «Дамате». Но не только высоким уровнем консолидации объясняется слабый интерес инвесторов-новичков к этому направлению. Исполнительный директор «Союзмолока" Артем Белов считает, что молочный сектор проигрывает прежде всего по срокам окупаемости, которые достигают 12-15 лет. «В этом смысле отрасль похожа на мясное скотоводство», — отмечает он. Именно из-за долгих сроков окупаемости в этом году галерист Владимир Овчаренко продал свою ферму по разведению абердин-ангусов на 700 голов «Мираторгу» братьев Виктора и Александра Линников. В то же время расширять свою ферму с абердин-ангусами намерен совладелец банка «Россия» Николай Шамалов — отец Кирилла Шамалова. Хозяйство «Новое» господина Шамалова-старшего в Карелии планирует вложить 0,5 млрд руб. в увеличение поголовья с 0,5 тыс. до 3 тыс. абердин-ангусов.

«Некоторое время назад была мода на животноводческие проекты, но сегодня компании консервативно оценивают перспективы роста спроса на мясо на внутреннем рынке из-за ожидаемого замедления роста доходов населения», — указывает госпожа Снитко. Эти факторы, однако, не мешают вкладываться в животноводство профильным иностранным инвесторам. Двумя наиболее заметными проектами, объявленными в этом году, стали комплекс в Подмосковье на 45 тыс. голов за $500 млн от вьетнамского производителя молочных продуктов TH Group (всего планирует построить в регионе девять ферм за десять лет на 350 тыс. голов, вложив в проект $2,7 млрд) и комплекс на 80 тыс. голов за $1 млрд в Рязанской области тайской CP Group (инвестирует вместе с Российским фондом прямых инвестиций). Из начинающих инвесторов интерес к отрасли проявила «Агроферма» Александра Варшавского: она намерена вложить более 1,6 млрд руб. в строительство в Калужской области молочного комплекса на 5 тыс. голов дойного стада и перерабатывающего завода мощностью более 20 тыс. тонн сырого молока в год.

Виды на урожай

Общая проблема для всех инвесторов в сельском хозяйстве — трудности с получением господдержки ввиду ограниченности бюджетных средств, говорит Андрей Сизов. Минсельхоз пока приостановил рассмотрение заявок на субсидирование части капитальных затрат до получения средств из казны. В этом году министерство отобрало заявки в молочной отрасли, оптово-распределительных и селекционных центрах, в конце года планировалось начать отбор проектов тепличных комплексов и овощехранилищ.

Из-за ограничения субсидирования ряд крупных инвесторов уже пересмотрели ранее обнародованные планы. В ноябре заморозило проект строительства тепличного комплекса «Русагро». В компании пояснили, что проект показал высокий уровень чувствительности к объему господдержки, который в 2017 году ожидается в недостаточном количестве. «Русагро» планировало начать строительство теплиц на 100 га в Тамбовской области еще этим летом, предварительный объем инвестиций в проект гендиректор группы Максим Басов оценивал в 24 млрд руб. «Росагромаркет», который собирался создать сети оптово-распределительных центров, также может пересмотреть планы развития, если не получит господдержку в достаточном объеме, говорил в октябре его гендиректор Богдан Григорьев.

По словам директора Департамента аудита, руководителя Группы по обслуживанию предприятий сельскохозяйственного сектора «Делойта» в СНГ Рината Хасанова, объем субсидий в АПК в этом году снизился на 14 процентных пунктов. «Мы наблюдаем ухудшение настроений агропромышленных компаний», констатирует он. Все российское сельское хозяйство уже живет в режиме неопределенности, признавался «Ъ» президент промышленного союза «Новое содружество» Константин Бабкин.

Несмотря на сдерживающие факторы, относительно оживленный интерес инвесторов к сельскому хозяйству сохранится и в 2017 году, уверен господин Сизов. По мнению Дарьи Снитко, стоит ждать прежде всего появления новых крупных проектов в производстве овощей и сделок с землей. Екатерина Лапшина полагает, что потенциал аграрного рынка остается огромным за счет внедрения современных технологий (автоматизированные умные фермы, сенсоры состава почв, БПЛА). Наиболее перспективным и «долгоиграющим» направлением АПК при условии разумной государственной политики «Совэкон» по-прежнему видит растениеводство — производство зерновых и масличных.

В Минсельхозе напоминают, что с 2017 года в стране должен начать работать новый механизм господдержки — льготное кредитование по ставке не более 5% годовых. «Аграриям не придется отвлекать оборотные средства на оплату субсидируемой части процентной ставки и ждать их последующего возврата в виде субсидий, как это происходит сейчас», — сказал «Ъ» глава Минсельхоза Александр Ткачев. Он рассчитывает, что мера увеличит инвестиционную активность в отрасли.

Эксперты настроены менее оптимистично. "Проблема в объемах поддержки, сроках ее получения и в том, что сейчас предлагается радикально сократить количество действующих программ поддержки сельского хозяйства, серьезно укрупнив их», — говорит Андрей Сизов. Текущий ажиотаж инвесторов, прогнозирует он, может смениться некоторым разочарованием уже в 2018 году: тогда можно будет ожидать небольшого отката по инвестициям и сворачивания части ранее заявленных проектов.

9.12.2016

Коммерсант

Эта информация была полезна для вас?