Уровень развития финансовых услуг зависит не от географии присутствия, а от уровня зрелости экономики

«Делойт» в новостях

Партнер, руководитель Группы по оказанию услуг финансовым институтам компании «Делойт» в СНГ Сергей Неклюдов: «Уровень развития финансовых услуг зависит не от географии присутствия, а от уровня зрелости экономики»

Москва. 28.06.2016. MSK.ABIREG.RU – Эксклюзив – «Делойт», СНГ является частью международной сети компаний, входящей в так называемую большую четверку лидеров, оказывающих услуги в области консалтинга и аудита. «Делойт», СНГ присутствует в 11 странах Союза. В России «Делойт» представлен в пяти крупнейших городах — Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Екатеринбурге и Южно-Сахалинске, где работают более 1700 специалистов. Руководитель Группы по оказанию услуг финансовым институтам компании «Делойт» в СНГ Сергей Неклюдов, с которым нам удалось сделать блиц-интервью на ПМЭФ-2016, утверждает, что в регионах России банковский бизнес представлен в полной мере. А некоторые российские банки даже технологичнее некоторых европейских. Оптимизм господина Неклюдова был разбавлен разговором о существующих проблемах сектора, также о... театре, кино и телевидении. 

- Есть ли банковская жизнь за пределами МКАД? На мой взгляд, ее практически нет? По-вашему, причина тому финансовая сверхцентрализация или что-то еще? Есть ли вообще перспективы у региональных кредитных организаций?

- Вопрос поставлен жестко и прямолинейно. Сектор финансовых и банковских услуг не делится по географическому и региональному признаку. Финансовые услуги существуют там, где существуют, там, где присутствует экономика и развивается производство. Здесь первичная не география, а уровень зрелости рынка и тот уровень и сложность финансовых продуктов, который требуется экономикой того или иного региона. Соответственно, если экономика в регионе развита и корпоративный и потребительский секторы достаточно продвинуты и требуют сложных финансовых услуг, финансовые институты предоставляют в этом регионе продвинутые и сложные банковские и финансовые услуги. Если же по каким-то внешним причинам экономике региона не требуются сложные финансовые продукты, соответственно, и банковские и финансовые продукты базовые, простые и уступают в развитии тому же московскому региону. 

- Да. Но Вы говорите о финансовых услугах, а я говорю о региональных финансовых институтах. Есть Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк в регионах — это понятно. А есть региональные банки. И, насколько я понимаю, они сейчас практически умерли. 

- Я не соглашусь с Вами, что, помимо московского региона, банковские институты больше нигде не присутствуют. Регионы разные. Взять, например, Татарстан — 26 зарегистрированных банков.  Урал — Екатеринбург, Челябинск — очень мощно развита промышленность. Соответственно, там присутствуют и федеральные банки, имеющий очень большой объем бизнеса в этих регионах; и есть сильные региональные кредитные организации. Кубань, юг России — тоже очень хорошая банковская система. То есть если посмотреть картинку более широко, в разных регионах финансовый, банковский рынок развит по-разному. Все дело не в том, Москва это или не Москва, а в потребности в финансовых услугах. 

- Если сравнивать отечественный банковский рынок с зарубежным, наш сильно отстает? В чем конкретно заключается это отставание? Велико ли оно? Есть ли у нас вообще шанс нагнать зарубежный финансовый бизнес?

- Два года назад я организовал поездку руководства одного из крупных федеральных банков в Лондон, где мы повстречались с нашими лондонскими коллегами и с руководством 5–6 крупнейших банков Великобритании, которые имеют более чем 100-летнюю историю. Результатом этой поездки стало то, что в некоторых регионах России банковские структуры оказались более продвинутыми и технологичными и клиентоориентированными, чем лондонские банки. Поэтому очень спорное утверждение, что российские банки отстают от западных. Есть разные примеры и хорошие бизнес- и операционные модели в российском исполнении, когда действительно банк представляет лучшие мировые практики и дает фору многим международным банкам. Есть обратные ситуации, когда банк отстает от средних трендов. Опять-таки, нет критерия Россия-не Россия. Все зависит от руководства банка, от той стратегии, которую он выбрал и уровня развития экономики, которым оперирует банк.

- Давайте поговорим о последних действиях ЦБ. На Ваш взгляд, они правильные? Например, как мне кажется, снижение ключевой ставки произошло уже тогда, когда этого уже никто не ждал. Что бы Вы на месте ЦБ в данной ситуации предприняли?

- У ЦБ несколько ролей и несколько важных функций. Ключевая ставка — это некий индикатор и стоимости денег для экономики, и триммер для инфляции, то есть это макроэкономический параметр, и ЦБ как регулятор макроэкономических процессов. У ЦБ есть другая очень важная функция — надзорного органа над финансовым сектором. Последнее время много говорится в том числе и о роли ЦБ как регулятора банковско-финансового сектора. Последствия этих решений мы видим — идет консолидация банковского рынка, у многих банков отзываются лицензии, многие банки сливаются и т. д. Роль ЦБ — следить за устойчивостью и понятностью действий финансовой системы. Та ситуация, в которой мы существовали до 2013 года, существенно изменилась после. Правила игры на внешнем рынке сильно изменились. ЦБ поменял свой подход к надзору за банками — он стал гораздо жестче и бескомпромисснее. Не все были к этому готовы. Не все участники рынка поняли, что это всерьез и надолго. Не все сумели перестроиться даже не к новым требованиям макрорегулятора, а к новым, более жестким макроэкономическим условиям. Но могу сказать одно: ЦБ, как регулятор банковского рынка, выполняет свою функцию грамотно. Поэтому можно его критиковать или не поддерживать его какие-то конкретные шаги или действия. Но вектор, который он выбрал, на мой взгляд, является абсолютно правильным. Банковская система идет в правильном направлении — к повышению устойчивости, управляемости, предсказуемости. А это в конце концов важно для потребителей финансовых услуг.

- За какими банковскими технологиями будущее, на Ваш взгляд? Скажем, Герман Греф предлагает отказаться от пластика. 

- Мне вспоминается известная фраза из фильма «Москва слезам не верит»: «Ни театра не будет, ни кино, будет одно сплошное телевидение». В результате у нас и театр есть, и книги читаем, и телевидение вышло на принципиально новый уровень с цифровыми каналами, онлайн- трансляциями и т. д. Аналогия такая же и с тем, что сейчас происходит в банковском секторе. Банковский бизнес с внедрением технологий уже никогда не будет прежним. То есть театр и только театр в применения к банкам — так уже не будет. Да, телевидение будет. Но классический банковский сектор и точки физического контакта, и корпоративный блок — все это тоже будет. «Театр» мы тоже не потеряем. Клиенты разные, потребности разные, психология разная. «Телевидение» будет развиваться: финтех, digital — нам от этого никуда не уйти. Банки и часть классического бизнеса, если не перестроятся на новую технологическую волну, они их потеряют. Между тем многие на рынке верят в то, что классические банки тоже продолжат свое существование на рынке. Да, их количество уменьшится, изменится уровень доходности, но они будут, и клиент у них будет. 

- Если сформулировать коротко, какие основные проблемы сейчас существуют на банковском рынке? И что может стать драйвером его роста?

- Первое: капитализация, достаточность капитала. Это старая больная тема. Капитализации российскому банковскому сектору не хватает. И над этим надо работать. Второе: процесс консолидации, который помогает решить первую проблему. Третье: потеря части классического рынка из-за новых технологий. И четвертый блок проблем: гораздо более жесткий, волатильный,  быстро меняющийся внешний мир, который влечет за собой более жесткие и четкие меры регулирования. И к этому нужно быть готовыми.  Все эти проблемы и есть драйверы роста. Решишь их — получишь дополнительный новый рынок и новые возможности.

 

Автор: Татьяна Карабут

Источник: http://www.pda.abireg.ru/msk/n_46600.html

28.06.2016

MSK.ABIREG.RU

Эта информация была полезна для вас?