блокчейн

«Делойт» в новостях

Местный налог для глобальной сети: как электронные услуги пополнят бюджет

Готовность администрирования «налога на GOOGLE» в Беларуси и применение мирового опыта обсудили участники международной конференции «Взимание косвенных налогов по электронным услугам и электронной торговле», прошедшей в Минске на прошлой неделе.

Цифровые технологии существенно меняют условия ведения бизнеса и заставляют искать новые методы налогового контроля, заявила, открывая конференцию, заместитель министра по налогам и сборам Элла Селицкая. Для электронной торговли не существует границ, что порождает ряд особенностей, но не исключает возникновения налоговых обязательств. Одно из них получило прозвище «налог на GOOGLE»: взимание НДС по оказанным иностранными организациями электронным услугам. Белорусские законодатели постарались сделать процедуру уплаты этого налога как можно проще, отметила замминистра. При этом использовался опыт стран ЕС и России.

Сегодня мы готовы к новшеству 2018 года наполовину, считает Э. Селицкая. Утверждены формы нормативных документов для постановки на налоговый учет и подачи налоговой декларации, дорабатывается сервис «личный кабинет» на основе облачных технологий, ведется разъяснительная работа. Но предстоит сделать еще многое.

Одна из основных задач — облегчить взаимодействие нерезидентов с налоговыми органами, сообщила начальник управления международного налогового сотрудничества МНС Алла Сундукова. Среди основных вопросов — правила использования электронной цифровой подписи. Иностранным компаниям и посредникам придется встать на учет в инспекции МНС по г. Минску и ежеквартально представлять налоговые декларации. Для представления отчетности и обмена информацией создается специальный онлайн-сервис. Предстоит решить вопрос признания односторонних первичных учетных документов и ряд других технических проблем.

Налогообложение электронной торговли в странах ЕАЭС должно осуществляться в общем цифровом пространстве и в рамках единой концепции, считает замдиректора Департамента Евразийской экономической комиссии Аида Абарбекова. Это позволит предотвратить уклонение от уплаты налогов, снизит фискальные барьеры и обеспечит условия для справедливой конкуренции. Чтобы решить такие задачи, придется расширить терминологию в приложении к 18 Договору о ЕАЭС, регламентирующую порядок взимания НДС в союзе, рассмотреть возможность создания наднационального механизма взимания НДС при оказании иностранными организациями услуг физическим лицам. Процесс усложняется различиями в национальном законодательстве. Так, в Армении, Казахстане и Кыргызстане пока отсутствует налоговое администрирование электронной торговли, хотя в Казахстане эти вопросы планируется включить в новый налоговый кодекс, разрабатываемый в настоящее время.

Больше всех в ЕАЭС в области налогообложения «цифровой экономики» продвинулась Россия. Здесь на учет плательщиков НДС уже принято 120 компаний, на которые приходится 90% мирового оборота электронных услуг, рассказал заместитель руководителя Федеральной налоговой службы РФ Дмитрий Сатин. Среди новых плательщиков — крупнейшие поставщики электронных услуг вроде Amason, а также телеканал «Евроспорт», футбольный клуб «Челси» и другие. Всего они внесли в российский бюджет около 8,5 млн долл. Такой успех, по мнению российских налоговиков, объясняется простотой и удобством установленных правил уплаты налога. В частности, онлайн-тексты на сайте ФНС для информирования нерезидентов о регистрации плательщика НДС, исчислении и уплате налога в общем и в разных ситуациях сделаны предельно простыми и однозначными.

По мнению Д. Сатина, важным достижением является единство позиций стран Евросоюза и ЕАЭС по вопросам налогообложения цифровой экономики. Это позволяет устранить неравные условия конкуренции на рынке электронных услуг между российскими и иностранными компаниями, которые до недавних пор не платили НДС. При этом не так уж плохо, если изменения в налоговой системе происходят часто — если только они делают систему налогообложения понятнее для плательщика.

Повторить успех соседей белорусским налоговикам поможет глобальная ин­формационная кампания. Зарубежные гости рекомендуют разъяснять иностранным компаниям введение в стране НДС на электронные услуги, обеспечить про­стоту администрирования налога. Так, гораздо проще сделать плательщиком НДС, скажем, UBER или Booking, чем сот­ни тысяч их клиентов, и обременять малый бизнес ролью налоговых агентов.

Банки не должны платить НДС, если они являются посредниками в «цифровых» сделках, считает партнер Департамента консультирования по налогообложению и праву, руководитель Группы косвенного налогообложения и таможенного регулирования компании «Делойт», СНГ Олег Березин. Сложнее определить налоговую базу агрегаторов, зарабатывающих на разнице. Важная проблема — штрафные санкции, когда НДС с зарубежных счетов может поступать с опозданием. Поэтому, возможно, стоит ввести мораторий на штрафы и пени, если платеж вовремя не дошел.

Избавить от лишних претензий могло бы установление минимального порога выручки для постановки нерезидента на налоговый учет при реализации электронных услуг. Скажем, если выручка за отчетный период составляет не более 200 долл. США, то постановка на учет и прочие процедуры, связанные с уплатой налога, могут обойтись нерезиденту дороже, чем перечисляемая в бюджет сумма. В ряде стран, например в Швейцарии, есть такой минимальный порог. Но в России и Беларуси этот вопрос до сих пор не обсуждался.

По мнению О. Березина, нет особой необходимости в кодах электронных услуг в налоговой декларации, тем более что не решен вопрос об ответственности за ошибки за неправильное их указание. К тому же по «неэлектронным» услугам НДС все равно платит местный налоговый агент. Еще одна проблема — необходимость исключить двойное налогообложение в трансграничной торговле. Могут возникнуть перекосы в связи с различием лимитов стоимости почтовых посылок в Беларуси и России. Пока у нас они намного ниже, чем в РФ, значительная часть заказов для белорусских клиентов идет через Россию, где предельная сумма — 1000 евро в месяц. Но когда в РФ она снизится, то посылки могут пойти через Казахстан, где пока нет налога на электронную торговлю.

Предстоит еще уточнить перечень видов электронных услуг, облагаемых НДС, считает старший консультант отдела налоговых и юридических услуг ком­пании «Эрнст энд Янг» (РБ) Светлана Кузнецова. Можно ли считать этот перечень закрытым? Вероятно, еще придется выяснять, как быть с неназванными там дистанционным обучением, цифровым телевещанием, онлайн-казино, электронными шахматами. Пока неясно, как раз­делить сложную услугу, часть которой облагается НДС, а часть — нет, следует ли облагать налогом электронные услуги, оказанные безвозмездно.

Белорусское определение места реализации шире, чем в РФ: у нас им признается место фактического нахождения покупателя, а в России — место его регистрации. Поэтому в Беларуси уклониться от уплаты налога будет сложнее, считает С. Кузнецова. Правда, могут возникнуть проблемы с ведением раздельного учета электронных услуг, оказываемых юридическим и физическим лицам. К тому же в Беларуси нет открытого перечня компаний. Пока неясно, как распределять налоговые обязанности между дочерними и материнскими компаниями.

Отсутствие в Протоколе, регулирующем порядок уплаты НДС, норм об электронной торговле может привести к двойному налогообложению. Поэтому рассматривается вариант упрощенного порядка уплаты НДС, когда компания зарегистрирована в одной стране ЕАЭС и это государство перераспределяет оборот по оказанным электронным услугам в пользу другой страны. Проблема есть и с контролем за иностранными компаниями, оказывающими электронные услуги, и с привлечением их к ответственности, если они не встали на налоговый учет и не платят НДС и при этом у них нет активов в стране. К тому же достаточно сложно выявить и само оказание элект­ронных услуг.

Проблема двойного налогообложения есть, согласился с консультантом EY Д. Сатин. Но унифицировать правила ЕС с российскими или белорусскими будет сложно, поскольку у европейцев они четко не определены. Но в ЕАЭС правила косвенного налогообложения должны быть абсолютно одинаковыми. Правда, как их унифицировать, представитель ФНС не уточнил.

Основой для консенсуса может быть руководство ОЭСР по налогообложению электронной торговли, предложил руководитель подразделения налогов на потребление Центра налоговой политики и администрирования ОЭСР Пьер Батто. Его первая редакция появилась еще в 2001 году. Теперь в плане BEPS косвенному налогообложению при­дается большое значение, что обусловлено резким ростом посылок. Ни одно правительство не намерено допускать, чтобы стоимость, создаваемая внутри страны, обременялась налогом, а «вывезенная» за рубеж не облагалась. Это и ранее приводило к неравным условиям конкуренции, а теперь с ростом доли электронных услуг — еще больше. В частности, огромные ресурсы обращаются в онлайновых азартных играх, превратившихся в один из крупнейших бизнесов в мире.

Регистрация плательщиков НДС на электронные услуги должна быть упрощена, чтобы у компаний не возникало желания уклоняться от этой обязанности. Тут, по мнению представителя ОЭСР, нужно следовать трем принципам: прос­тота, предсказуемость и последовательность. Еще один совет — консультации с деловыми кругами, 90–95% компаний ищут клиентов по всему миру и не дифференцируют страны по размеру. Поэтому не имеет значения, оказываются ли электронные услуги в России или Беларуси, обнадежил П. Батто. Так что сомнения в том, согласятся ли крупнейшие корпорации становиться на налоговый учет в маленькой стране, можно оставить. Он также посоветовал не вводить слишком большие штрафы и не пытаться перераспределять НДС между странами ЕАЭС: взимание налога на аутсорсинг не передается. Также все менее актуальным становится скрупулезность при составлении перечня электронных услуг, считает представитель ОЭСР. В ближайшие 5 лет большинство услуг будет оказываться дистанционно с помощью электронных сервисов.

30.06.2017 

Экономическая газета

Эта информация была полезна для вас?