Кризисная трансформация

«Делойт» в новостях

Кризисная трансформация

Рынок нефтесервиса крайне чувствителен к изменениям цен на нефть. Именно на этом сегменте стараются сэкономить добывающие компании при ухудшении рыночной конъюнктуры, сокращая капзатраты за счет снижения объемов закупок и пересмотра условий нефтесервисных контрактов. Так что сектору приходится разрабатывать новые стратегии и подстраиваться под конъюнктуру.

В обозримом прошлом мировой рынок нефтесервисных услуг пережил несколько этапов трансформации — как связанных со снижением нефтяных котировок, так и происшедших на фоне стабильного и развивающегося рынка. Например, в 1980-е на низкомаржинальном рынке производители, стремясь сократить издержки добычи, передали значительную часть сервисных операций небольшим и более эффективным специализированным компаниям. В 1990-е увеличение активности по разработке шельфовых и прочих труднодоступных месторождений произошло во многом благодаря открытию новых технологий и услуг. А растущий спрос на нефть в 2000-е стал драйвером повышения эффективности добычи и, как следствие, открытием таких сервисных сегментов, как горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта. Эти и иные процессы поступательно трансформировали рынок нефтесервисных услуг как в части структуры предлагаемых продуктов, так и в направлении диверсификации бизнеса.

Невысокие перспективы

Обвал цен на нефть в конце 2014 года и реакция на него добывающих компаний привели к заметному сокращению рынка нефтесервисных услуг. Прибыль американских и глобальных публичных сервисных компаний, по данным международной сети «Делойт», сократилась на 76%, выручка — на 54%, а количество игроков в секторе за три года снизилось на 36%. Сокращая операционные расходы, нефтесервисные компании провели сокращение персонала на 14–54%, причем наибольшие сокращения произошли в сегменте эксплуатационного бурения.

На сегодняшний день большинство участников сегмента нефтесервисных услуг сходятся во мнении, что рынок восстанавливается, но быстрого возврата к уровню докризисных цен, как это произошло во время близкого по параметрам обвала котировок в середине 1980-х, не ожидается. По оценкам «Делойта» и Worldbank, в среднесрочной перспективе средневзвешенная цена на нефть будет колебаться на уровне $60 за баррель, а по прогнозу до 2025 года оптимистичным считается уровень в $75 за баррель. В своих оценках эксперты ориентируются на две группы разнонаправленных факторов. С одной стороны, растущий спрос и сдерживание предложения за счет сокращения объемов добычи в рамках известного соглашения с ОПЕК стабилизируют рынок. Знаком оздоровления является и то, что некоторые OFS-компании уже заявляют о росте рыночной активности и возобновлении набора персонала.

 

С другой стороны, уровень цен в $45–50 за баррель выводит ряд крупных проектов в зону рентабельности, например американские шельфовые SCOOP/STACK, Bone Spring, Wolfcamp, что ведет к увеличению предложения и сдерживает восстановление цен на нефть. Кроме того, снижаются как темпы роста потребления энергоресурсов в целом, так и нефти и нефтепродуктов в частности.

Поиски решения

Для понимания возможных трендов рынка нефтесервисных услуг «Делойт» проанализировал изменения в стратегиях сервисных компаний разного размера и уровня диверсификации. Исследование показало, что компании определяют для себя различные приоритеты и направления развития, которые условно можно разделить на три группы. Первым направлением является фокус на повышение внутренней операционной эффективности. Этот принцип заложен в стратегиях 45% компаний, попавших в исследование. Помимо очевидной оптимизации внутренних расходов некоторые диверсифицированные в нескольких сервисных сегментах компании ставят перед собой задачу развития сервиса формата end-to-end, который позволит, с одной стороны, соответствовать ожиданиям заказчиков по снижению издержек, а с другой — окажет позитивное влияние на такие показатели, как выручка и доля рынка.

Вторая группа стратегий направлена на повышение эффективности предлагаемых технологий, снижение издержек добычи и, как следствие, повышение маржинальности сервисного бизнеса за счет повышения эффективности добывающего. Примечательно, что данное направление, являющееся неотъемлемой частью развития бизнеса компаний на всех этапах рыночного цикла, сейчас выделяется в отдельный элемент стратегии.

Пять крупнейших компаний, попавших в исследование и представленных в разных сегментах, сообщают о комбинированных стратегиях, совмещающих инновации в технологиях с фокусом на end-to-end-проекты. Реализация подобных стратегий, вероятно, будет сопровождаться сделками формата M&A, один из примеров которых приобретение Cameron компанией Schlumberger.

И, наконец, третья группа стратегий связана с изменением традиционных бизнес-моделей и поиском новых ниш и продуктов. Так, Mitcham Industries, ориентированная на сегмент морского сейсмомониторинга, разработала платформу для обеспечения комплексной безопасности морских портов. А голландская геоинжиниринговая компания Fugro открывает для себя новые ниши на таких объектах, как ветряные и атомные электростанции, железные дороги, мосты.

Около 46% из попавших в исследование компаний ставят перед собой задачу выхода за рамки традиционных для них сервисных сегментов. Важно отметить, что данная модель объявляется в качестве стратегической не только крупными, но и средними и мелкими компаниями. В качестве путей реализации данной задачи рассматриваются как самостоятельное развитие, так и сделки M&A (слияния и поглощения), за счет которых произойдут укрупнение и изменение структуры рынка нефтесервисных услуг.

Таким образом, созданы необходимые предпосылки для трансформации этого сектора мирового рынка. С одной стороны, низкие цены на нефть предполагают инновационный путь развития, поиск новых сервисных сегментов, форматирование модели комплексных предложений. С другой — нефтесервисные компании демонстрируют готовность к вызовам рынка, различные целевые стратегии и определенный прогресс в их реализации. Происходящая трансформация рынка подтверждается и объемом M&A-сделок в сегменте, который по итогам 2016 года превысил аналогичный показатель 2015 года более чем в два раза.

Ориентир на рост

Российский рынок нефтесервисов на три четверти формируется из сегментов бурения, текущего и капитального ремонтов. Спрос на сервис в данных сегментах стабилен и зависит не столько от цены на нефть, сколько от объемов ее добычи. Принимая во внимание то, что текущий уровень добычи нефти в России несколько ниже согласованного с ОПЕК, следует ожидать не только сохранения, но и роста объемов оказания услуг в указанных выше сегментах на существующих скважинах.

Динамика эксплуатационного бурения по итогам 2017 года покажет рост 8–10%, а в 2018–2020 годах, по оценкам экспертов «Делойта», будет находиться на уровне 5–6% в год. Текущие стратегии российских добывающих компаний ориентированы на повышение отдачи от бурения. Так что в общем объеме буровых работ продолжится рост доли технологичного горизонтального бурения, которая по итогам 2017 года будет близка к 40%. Увеличение количества и усложнение конструкции скважин, а также старение и рост их обводненности останутся драйверами роста объемов работ в сегментах подземного и капитального ремонтов на уровне 10–12% в год. Что касается ниши высокотехнологичных сегментов, традиционно занимаемой иностранными нефтесервисными компаниями, то заметных изменений в обозримом будущем не ожидается. Негативные обстоятельства, связанные с трудностями в привлечении капитала, технологий и оборудования в этом сегменте, отразились на рынке в 2015 году и не окажут существенного влияния в среднесрочной перспективе.

Лидерами российского рынка нефтесервиса являются собственные подразделения НК «Роснефть» и «Сургутнефтегаз», которые контролируют около 25% всего рынка услуг. Причем приобретение «Роснефтью» сервисной компании «Таргин» привело к увеличению количества сервисных бригад на 30%. На таких игроков, как Schlumberger (до завершения сделки по приобретению EDC) и Haliburton, приходится около 15% рынка.

Доля независимых российских сервисных компаний сокращается, происходит укрупнение российского рынка нефтесервисов и отчасти возврат к модели 2000-х годов, когда такие активы входили в состав вертикально интегрированных нефтяных компаний. То есть, несмотря на различные модели трансформации российского и мирового рынков нефтесервисов, данные процессы схожи по основным направлениям — укрупнение рынка, M&A-активность, повышение эффективности и снижение себестоимости добычи.

Мария Кулагина, Камилла Жалилова, «Делойт», СНГ 

13.12.2017 

Коммерсант

Эта информация была полезна для вас?