Налоговые стимулы для инвесторов в Дальний Восток себя исчерпали

«Делойт» в новостях

Налоговые стимулы для инвесторов в Дальний Восток себя исчерпали

Необходимо улучшение инфраструктуры и делового климата

В послании Федеральному собранию в 2013 году президент Владимир Путин заявил, что подъем Дальнего Востока – приоритет на весь XXI век. С тех пор в регионе созданы территории опережающего развития (ТОР), свободный порт Владивосток, заработали региональные инвестиционные проекты и специальные инвестиционные контракты. Правительство поставило цель — до 2025 года направить в регион 3,5 трлн руб., 80% из которых должны быть деньги инвесторов. Кроме огромного и быстрорастущего по соседству рынка Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и запасов природных ресурсов инвесторам предложили финансовые и административные преференции — пониженные ставки по основным налогам и особый таможенный режим. А также пообещали создать необходимую инфраструктуру — построить дороги, подвести электричество, газ и проч.

За счет новых инструментов поддержки бизнеса инвестиции составляют около 3,5 млрд руб., из более 800 новых проектов — заводов, фабрик, агропромышленных комплексов — 300 уже строятся, 86 новых предприятий откроется уже к концу 2017 году, сообщил «Ведомостям» через представителя министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Среди крупнейших проектов в регионе — строительство завода по переработке природного газа в Амурской области: стройка сравнима по масштабам с Олимпиадой. Готовится к запуску горнодобывающее и перерабатывающее предприятие в Магаданской области, сумма инвестиций превышает 96 млрд руб., добавил министр.

Изношены и перегружены

Но в абсолютном значении инвестиции в основной капитал растут медленно — за 2016 год они лишь приблизились к рекорду 2011 года, обеспеченному подготовкой к саммиту АТЭС. С этого же года начала падать доля вложений в ВВП региона — почти на 20%, оставаясь ниже, чем даже в середине 2000-х годов. Без привлечения инвестиций извне ситуация вряд ли кардинально изменится, пишут аналитики InfraOne в докладе к Восточному экономическому форуму 2017 года.

С 2011 года прямые иностранные инвестиции в регион выросли почти на 40%, как и их доля от общих инвестиций в Россию — с 3,5 до 8,4% в 2016 году. За 2016 год прирост инвестиций в регион достиг 58%, следует из данных Росстата. Но доля инвестиций из стран АТР не превышает 1% ($0,3 млрд), а сами инвестиции идут в первичные секторы экономики, предупреждает руководитель Дальневосточной практики KPMG Ольга Сурикова. Около 85% из них направляются в первичные секторы экономики — отрасли с низкой добавленной стоимостью. Получается, что регион конкурирует за привлечение инвестиций в менее маржинальные отрасли, объясняет Сурикова.

Главное ограничение — неразвитость инфраструктуры, считает сотрудник крупной международной компании: если на противоположном берегу в другой стране есть отличный завод, где можно арендовать часть мощностей, зачем ждать, пока регион что-то построит? Коммунальные сети изношены, железных и автомобильных дорог недостаточно, а те, которые есть, слишком перегружены, перечисляет он. Пока приоритет и властей, и инвесторов сильно сдвинут в сторону нефтехимического сектора, даже несмотря на ограниченный внутренний спрос и недостаток ресурсов для новых НПЗ. Так, почти 52% всех планируемых инвестиций внутри ТОР должна принять ТОР «Нефтехимический» в Приморье, приводят пример аналитики InfraOne.

Для развития хотя бы части инвестиционного потенциала Дальнего Востока к 2019 году в инфраструктуру нужно вложить около 900 млрд руб., оценивают аналитики InfraOne, но пока совместных проектов по инфраструктуре с иностранцами мало. Из десятков объектов, по которым велись переговоры, до инвестиционной стадии дело дошло лишь в 5–6 случаях, и даже такие проекты не всегда относятся к разряду крупных. Иностранные компании пока прощупывают почву, признает гендиректор Фонда развития Дальнего Востока Алексей Чекунов (свои комментарии он передал через представителя), хотя уже есть не только заявки, но и реализованные проекты в сельском хозяйстве. Сам же Дальний Восток не может себе позволить такие расходы: общие бюджетные расходы дальневосточных регионов в инфраструктуру составляют меньше 100 млрд руб., подсчитали аналитики InfraOne. Дополнительно нужно минимум 1 трлн руб. к 2025 году, 450–500 млрд руб. из которых пойдут только на реконструкцию и капитальные ремонты уже существующих объектов.

Что поможет инвестициям

Привлекательность инфраструктурных проектов для инвесторов могло бы повысить, например, обнуление налога на имущество, предлагают эксперты InfraOne. Для создателей инфраструктуры – это лишний платеж: инвестор создает объект, повышая его стоимость, а затем платит за это больший налог. Инвесторам важны и таможенные преференции, а также миграционные послабления, считает директор Департамента консультирования по налогообложению и праву, руководитель Группы по предоставлению услуг по получению налоговых льгот и прочих форм государственной поддержки «Делойта», СНГ Василий Марков, но главное — не только то, как они сформулированы на бумаге, но и применяются на практике.

Налоговые же стимулы уже выполнили свою роль — привлекли внимание инвесторов к региону, считает Сурикова: теперь нужно улучшать инвестиционный климат и вырабатывать специальные подходы в каждой из ключевых отраслей, призывает она. «Госинвестиции в здоровой экономике — это скорее соль, щепотка которой нужна для балансирования вкуса, а не сахар, когда на стакан колы нужно полстакана сахара», — добавляет Чекунов. При разумном подходе даже без больших прямых денежных вливаний можно зеркально изменить ситуацию с числом дошедших до запуска проектов, поддерживают эксперты InfraOne.

Например, в рыболовстве доля нелегально выловленной рыбы сохраняется на высоком уровне, а рыболовецкий флот сокращается — российские суда все чаще уходят под иностранные флаги. Нужно вводить программу субсидирования покупки судов, развивать судостроительные верфи, создавать стимулы для легализации работы рыбаков, перечисляет Сурикова. В сельском хозяйстве мешает недостаток работников, говорит она, — пока в отрасли занято в сотни раз меньше людей, чем в таких же провинциях Китая и Малайзии. В производстве нехватка кадров и дорогие займы. Средняя стоимость привлечения финансирования — 9,75–13%, а у азиатских инвесторов — ниже в 1,5–2 раза. И хотя инвестор, готовый вложить в дальневосточный проект более 1 млрд руб, может рассчитывать на безвозвратную субсидию (не больше 30% частных инвестиций), льгота скорее приятное дополнение для инвесторов, нежели реальный инструмент поддержки, считают аналитики InfraOne.

На базовом уровне инвесторам не хватает правильно структурированных под их требования инвестиционных проектов, считает управляющий партнер EY по России Александр Ивлев. Проекты со сделанным самостоятельно «на коленке» маркетингом, с ошибками в финансовой модели, с неурегулированными правовыми моментами (например, с оформлением земельного участка), с неподтвержденными обещаниями вместо документов по инженерной инфраструктуре вынуждают инвесторов либо тратить время и деньги на доработку проекта, либо вовсе отказываться от них, говорит он. Не до конца отстроена и система привлечения инвесторов, говорит руководитель инвестиционного департамента крупной химической компании, — договариваешься с губернатором, а на местах региональные чиновники затягивают процесс. Все еще остаются административные барьеры: подключение к энергосетям, регистрация собственности, получение разрешений на строительство, перечисляет Ивлев. Улучшать нужно и уровень жизни, защищенности людей и тех, кто приезжает в регион, отмечает директор Департамента по работе с компаниями из России и СНГ, а также с китайскими компаниями, инвестирующими в Россию и СНГ, компании «Делойт» в Китае Александр Крылов. Один из первых вопросов, который задают многие китайцы, когда спрашивают о практически любом городе России (кроме 5–6 ведущих российских регионов), — о личной безопасности и безопасности ведения бизнеса, рассказывает он. Минвостокразвития обещает и дальше снижать налоговую нагрузку для бизнеса, работать над устранением административных барьеров и преград, мешающих развитию логистики и свободной торговли между Дальним Востоком и странами АТР, перечисляет Галушка.

6.09.2017

Ведомости

Эта информация была полезна для вас?