почему в России мало растущих компан

«Делойт» в новостях

Еще быстрее: почему в России мало растущих компаний

В декабре международная сеть «Делойт» представила рейтинг 500 самых быстрорастущих компаний в сфере высоких технологий в странах Европы, Ближнего Востока и Африки (EMEA), оценив темпы развития игроков из 28 стран в течение четырех последних лет. Победителем в этот раз стала шведская Fingerprint Cards AB — разработчик биометрических систем, выручка которой с 2012 года по 2015 год выросла на 28126%. Примечательно, что российских компаний в списке Deloitte Technology Fast 500 EMEA немного. В 2013 году (последующем после рекордного для российского венчурного рынка 2012 года) в рейтинге было три российских компании, а в 2014–2015 годах отечественных игроков не было вообще. В этот раз единственным представителем России стала Avito, разместившись на 171 строчке, с ростом в 621%. Стоит вспомнить, что сервис онлайн-объявлений был создан шведами, Йонасом Нордландером и Филипом Энгельбертом, а сейчас он на 70% принадлежит южноафриканскому холдингу Naspers.

Неужели в России перевелись программисты и предприниматели? Ведь были же когда-то созданы Yandeх, Kiwi, Mail.ru Group, «ВКонтакте», «Одноклассники», «Кинозал», РБК, «Рамблер», 1С, Luxsoft и многие другие. Нет, у нас все еще много технологических талантов, но условия для венчурных проектов с российскими корнями в последние годы действительно меняются. Во-первых, налицо усиление государственного контроля за технологическими компаниями. И в том, что это сдерживает развитие новых технологий, нет ничего удивительного, так бывает всегда. Государство хочет в первую очередь контролировать деятельность пользователей, что проще сделать через контроль компаний, а значит заставить их установить определенные процедуры, способствующие этому. И сложности компаний правительство не волнуют. Достаточно вспомнить закон Яровой и его новые требования к операторам связи и интернет-проектам. Креатив и инновации интересуют государство только во вторую очередь. Получается, одно противоречит другому. Основатели стартапов и другие участники рынка технологий чувствуют такую установку «сверху». А когда контроль выходит на первый план, то руководителям компаний проще выполнять инструкции, писать отчеты и не рисковать, ведь эксперименты могут привести и к неудачам. И не стоит сравнивать сегодняшнее время с эпохой Сталина: тогда за отсутствие «креатива» могли и расстрелять. Во-вторых, на темпах роста технологических компаний не мог не сказаться экономический кризис. Российская экономика сжимается. По данным Минэкономразвития, за первые три квартала 2016 года падение экономики составило 0,7%. По итогам 2016 года ВВП может снизиться на 1,5-2,5%, считают в Fitch и в Moody’s. Инвесторы затаились или ушли с отечественного рынка. За 2015 год объем венчурных сделок в долларах, если учитывать влияние валютных курсов, упал на 52%, а по итогам девяти месяцев 2016 года суммарный объем их вложений достиг только 71% от уровня 2014 года. К тому же, у клиентов мало денег, они предпочитают экономить. Резюмируя: расти на падающем рынке всегда трудно. Не менее важно и то, что российские компании столкнулись с ограниченностью локального рынка. Раньше он казался огромным, он всегда был полем для тестирования гипотез перед началом выхода за рубеж, было много и компаний, ориентированных исключительно на российский рынок. А теперь, с падением потребительского спроса и доходов населения, стало ясно, что его недостаточно для быстрого роста. В рейтинге «Делойта» много лидеров из небольших европейских стран. Например, на третьем месте — разработчик маркетинговых продуктов Codewise со штаб-квартирой в Кракове и ростом за четыре года в более 13 000%. 54 компании — из Нидерландов, по полусотне — из Швеции и Норвегии. 22 компании — из крошечной Бельгии. Стремительно развиваться такие компании смогли потому, что с самого начала вынуждены были быстро искать клиентов за пределами «домашнего» рынка. Скажем, 23 компании в списке «Делойта» — из Финляндии. Когда стартап из пятимиллионной Финляндии выходит на рынок Германии, с населением в более 80 млн, он может показать фантастические темпы роста. Безусловно, при наличии качественного продукта. Стартапу же из России будет в разы тяжелее выйти на рынок Германии: настолько будут ощутимы языковые и культурные различия. Вспомним также, что выйти за пределы своего рынка как можно раньше стремятся большинство компаний, нацеленных на глобальную экспансию. Так что российскому стартапу, скорее всего, придется соперничать с серьезными конкурентами. Есть и еще одно важное изменение — мировой технологический рынок становится все более зрелым. Технологии развиваются все быстрее и качественнее, так что компаниям все сложнее удивить клиентов. Например, мобильные приложения появились с первым Iphone в 2007 году, вначале спросом пользовались почти все приложения, а уже в 2014 году почти 80 процентов приложений App Store не были востребованы пользователями, согласно данным исследованию компании Adjust. Такая же конкуренция — везде. Это означает, что для быстрого роста новым игрокам нужны действительно прорывные продукты. А тут мы возвращаемся к первому пункту: рождения серьезных инноваций, пока государство не слишком способствует креативности и предпринимательскому риску, вряд ли стоит ждать. Впрочем, не все так плохо. Приложение для обработки фотографий на основе технологий нейросетей Prisma попало в рейтинг 50 лучших приложений 2016 года по версии Time, вошло в ТОП-10 обзоров за год от Google и Apple. Telegram, созданный командой Павла Дурова, стал одним из самых популярных в мире мессенджеров. Более 100 млн ежемесячной аудитории, 350 000 новых зарегистрированных пользователей каждый день, 15 млрд сообщений ежедневно, — такие цифры Павел Дуров раскрыл в феврале 2016 года. Онлайн-сервис для заказа такси Gett, с охватом в 60 городах и выручкой в $500 млн по итогам 2015 года, в мае 2016 года получил $300 млн от Volkswagen. Хотя Gett, основанный израильскими предпринимателями Шахаром Вайсером и Роем Мором, сложно считать российской компанией, но основной рынок для нее — у нас: в ноябре 2016 года Gett объявила о старте работы в 29 новых российских городах. Наконец, мы регулярно читаем новости о все новых поглощениях «Яндексом», Mail.ru, 1С, «Сбербанком» российских стартапов — за десятки и даже сотни миллионов. 10 российских разработчиков программного обеспечения начали подготовку к выходу на IPO. Об этом сообщило RNS со ссылкой на председателя совета директоров ГК «АйТи» Тагира Яппарова. Для их поддержки и подготовки условий выхода на биржу ассоциация «Руссофт» и Московская биржа создали рабочую группу, в которую войдут представители индустрии, биржи и несколько экспертов, в частности, экс-глава РВК Игорь Агамирзян. Группа «АйТи» и сама намерена вывести на IPO свои софтверные активы в течение двух лет. Словом, российским предпринимателям и инвесторам в сфере технологий, читая рейтинг «Делойта», не стоит опускать руки, хотя и радоваться оснований все еще нет. Хочется, чтобы в рейтингах EMEA Россия была на первых местах не только по численности населения, но и по количеству успешных инновационных компаний. Путь к этому может быть и не таким далеким, каким он может показаться. Дело за малым: снова убрать госконтроль над технологическими компаниями и улучшить инвестиционный климат. И стартапы вырастут сами, как грибы после дождя. Ровно это произошло около десяти лет назад, когда российский венчурный рынок только начинал свое активное развитие. Это может повториться и сейчас.

11.01.2017

Forbes

Эта информация была полезна для вас?