Как страхуют киберриски в разных странах

«Делойт» в новостях

Учимся у Японии и принимаем решения в России

Возможно, вследствие повышения скорости принятия персональных решений такое понятие, как общая для всех процентная ставка, исчезнет

В ходе работы Finoplis-2017 выяснилось, что наша страна вовсе не находится в изоляции. Это стало очевидно не только по выступлениям мировых гуру и футурологов, но и по участию в панельных дискуссиях представителей международных организаций, банков и консорциумов.

О регистрации транзакций и пугливых инвесторах

Третий, завершающий, день работы Finopolis-2017 начался с пленарной дискуссии «Экосистемы. Трансформация бизнес-модели финансового рынка под воздействием технологий». Модератором выступил Сергей Швецов, первый заместитель председателя Банка России. В дискуссии приняли участие Александр Афанасьев, председатель правления Московской Биржи, Вадим Кулик, первый заместитель председателя правления АО «Открытие холдинг», Сергей Солонин, генеральный директор «Ассоциации Финтех», а также Сорин Таламба (Sorin Talamba), партнер Oliver Wyman. Открывая дискуссию, Сергей Швецов напомнил о том, что некоторые до сих пор думают, будто банки продают продукт под названием «вклад», на самом деле они продают продукт АСВ под названием «застрахованный АСВ-вклад», просто каждый банк объявляет свою цену на этот продукт. Возникла такая ситуация, когда люди, получив доходы и осознав, что эти доходы превышают застрахованную сумму, стали обращать внимание на то, что банков несколько.

«Дальнейшее движение привело к тому, что банки догадались продавать не только собственные продукты, но и чужие. В банковских сетках появились и ПИФы, и страховые продукты. Но наступила эра диджитализации, и физическая сетка перестает играть такую большую роль и постепенно из актива становится пассивом в банковской системе. При этом многообразие услуг, падение стоимости бренда, привязанности человека к бренду породили желание рынка быть экстерриториальным. В целом, потребность уйти от конкретного банка и перейти на маркетплейс уже есть. На рынке ценных бумаг таким маркетплейсом является биржа. Не надо у отдельных дилеров узнавать котировки, достаточно просто прийти на биржу», — пояснил свою точку зрения Сергей Швецов.

Далее он сообщил об инициативе создания национальной системы регистрации финансовых транзакций. «Эта система будет связана с системой удаленной идентификации, государственными услугами, Федеральной налоговой службой и будет взаимодействовать с платежными системами. Основная суть инициативы заключается в том, что все транзакции на финансовом рынке, которые осуществляются нашим населением, будут отражаться в одном репозитории. Запись в репозитории о финансовой услуге будет юридически достаточной для отстаивания потребителем и его контрагентом своих интересов в суде, у финансового омбудсмена и при обращении с жалобой в Банк России», — сказал Сергей Швецов, отметив, что такая система будет способствовать росту доверия населения к дистанционному приобретению финансовых продуктов и услуг.

Он также отметил, что на финансовом рынке появляются два новых элемента. «Это супермаркеты, которые представляют продавца, а именно готовят потребителю маркетинговые программы, комплексное предложение (и они выступают агентами продавцов), и боты, которые выступают на стороне потребителей скорее как брокеры», — рассказал представитель регулятора.

Новая платформа должна быть одна, но остальные элементы должны быть либо высоко-, либо низкоконкурентными. Высококонкурентными могут стать «сами производители финансовых продуктов, платежные системы, поставщики ботов, депозитарные сервисы, поставщики информации в области kwc (know your client, «знай своего клиента») и супермаркеты».

Однако участники дискуссии признали: есть риск того, что в случае форс-мажорных ситуаций боты будут давать одну и ту же рекомендацию на рынке ценных бумаг, а это может привести к резкому обвалу либо взлету котировок,

Александр Афанасьев от имени всех участников рынка ценных бумаг заступился за роботов: «Инвестор — существо не только жадное, но и пугливое. А вот боты будут менее подвержены панике и не будут действовать одинаково при выходе негативных новостей, в отличие от обычных инвесторов».

По мнению Вадима Кулика, есть вероятность того, что человек при появлении ботов-управляющих будет смотреть только на то, кто их изготовитель: «Если производителем будет государство, то будут постоянно жать на кнопку «да»». А вот Сергей Солонин встал в оппозицию к представителю биржи: «Обязательно появятся и боты-мошенники, которые будут стремиться «отжать» деньги у населения».

Искусственный интеллект — умные живут дольше

Пленарная дискуссия «Искусственный интеллект (ИИ): какие изменения нас ждут» оказалась, наверное, самой яркой и продемонстрировала несколько абсолютно разных версий будущего.

Модератор Александр Афанасьев (Московская Биржа), открывая дискуссию, сразу честно предупредил всех о том, что тема ИИ настолько популярна и перегрета, что порой многие забывают о ее сути и возможностях технологии и сразу переходят к обсуждению последствий для бизнеса и государственного управления, которые ИИ может спровоцировать.

Надо отметить, что предыдущая сессия завершилась вопросом из зала к Сергею Швецову, смысл которого сводился к следующему: «Как регулятор может проверить валидность работы ИИ в банке?». Коллективно сформулированный ответ был примерно таков: «На каждый ИИ в банке регулятору придется создать свой собственный». Поэтому дискуссия началась с того, что ее участники дали свое собственное определение ИИ, чтобы понять реальные возможности этой технологии, отсеяв все остальное.

Александр Ведяхин, старший вице-президент, руководитель блока «Риски» Сбербанка, решительно отмел возможности ИИ, описываемые в фантастических фильмах, например до SkyNet так далеко, что даже описывать его потенциальное влияние на бизнес нет никакого смысла. А вот локальные специализированные задачи ИИ, точнее набору алгоритмов, вполне по силам. Условная граница между зачатками интеллекта и этими алгоритмами, многие из которых известны еще с 60-х годов прошлого века, проходит где-то в районе Deep Machine Learnig.

Иван Оселедец, доцент Сколковского института науки и технологий, немного уточнил это барьер, который, по его мнению, ИИ преодолел в тот момент, когда появились действительно большие размеченные данные для обучения, а «железо» созрело до их обработки в приемлемое время. А мгновенное распространение информации, полученной множеством исследователей в этой сфере знаний, привело к хайпу, то есть излишне эмоциональному обсуждению того, чего, по сути, еще нет. Есть отдельные образцы, которые можно назвать реальным ИИ, но они играют в шахматы или Го и к бизнесу не имеют никакого отношения.

Наталия Парменова, исполнительный директор SAP СНГ, на примере своей компании рассказала о тех нишах, где элементы ИИ применимы и показывают наилучшие результаты. К таковым она причислила те сферы бизнеса, в которых ответ на задачу зависит от того, кто и как ее ставит, и мнение одного человека может повлиять на принятие решения другим человеком. Такое можно наблюдать, например, когда потенциальный заемщик общается с кредитным инспектором и пытается в его глазах нарисовать свой далекий от реальности образ идеального заемщика.

Размеренный ход дискуссии был нарушен прогнозами Алексея Минина, исполнительного директора Института прикладного анализа данных компании «Делойт», СНГ. По его мнению, рано или поздно алгоритмы начнут жестко конкурировать между собой за доступ ко все более новым данным в целях минимизации за счет новых знаний о рисках при принятии решений. Новые данные можно получить из экосистем, поэтому рано или поздно наилучший алгоритм поглотит остальные и станет монопольным обладателем знаний из экосистем и из других источников.

Не будем описывать далее все подробности, Алексей Минин любезно дал «Банковскому обозрению» интервью, где детально описал свои прогнозы, главная суть которых заключается в том, что выживут не «креативные» банки, а банки, основанные на алгоритмах, то есть «умные». Это касается не только финансового рынка, но и всей экономики и государственного управления. В новом мире будет править бал скорость принятия персональных решений, вследствие чего такое понятие, как общая для всех процентная ставка, потеряет свой смысл.

Понятно, что такие прогнозы не оставили равнодушными участников дискуссии. Прозвучали мнения о том, что война алгоритмов, по крайней мере скоринговых, идет уже лет десять. Но поглощения одним другого не происходит из-за разных риск-аппетитов у банков.

Пропуская научную часть выступлений, отметим, что часть участников дискуссии пришла к следующему выводу: ИИ приведет к новой реальности, ее главной особенностью станет главенство модельного риска, которым банкирам необходимо будет научиться управлять, а регулятору понадобится умение валидировать модели и оценивать их стабильность.

Не «Матильдой» единой: банкиры смотрят и другие фильмы

В сессии параллельных круглых столов платежная система «Мир» организовала дискуссию под звучным названием ««Звездные войны» или альтернативный взгляд на платежи», посвященную развитию новых платежных сервисов. Модерировал ее Сергей Радченков, член правления, коммерческий директор — директор департамента развития продуктов и бизнеса НСПК. На сайте этой организации выложены некоторые тезисы выступлений участников, процитируем наиболее яркие.

При выборе платежного сервиса конечный потребитель, как правило, руководствуется двумя параметрами — безопасностью и удобством в использовании. Одним из удачных примеров может стать Alipay — сервис, изначально разработанный для упрощения процедуры оплаты на китайских торговых площадках. Сегодня это безусловный лидер в своем сегменте. В настоящее время сервис доступен только гражданам Китая. Подробнее о проекте рассказал директор по развитию Alipay в России и СНГ Богдан Задорожный:

«Alipay — это лайфстайл-приложение, которое позволяет решать все насущные задачи обычного человека. Помимо стандартных платежных функций, например оплаты покупок, можно включить опцию геолокации и найти ближайшие торговые точки, уже принимающие Alipay. Пользователям доступно решение ряда инвестиционных задач, таких как инвестирование небольших сумм в специальный фонд денежного рынка со ставками, более привлекательными, чем могут дать традиционные банки. Популярны также функции бронирования билетов и гостиниц без необходимости оставлять депозит благодаря кредитному скорингу. Скоринг — это важная составная часть Alipay, соответственно, чем выше у пользователя балл, тем больше у него привилегий. Система также позволяет оформить в электронном виде визу в ряд стран шенгенской зоны или в Сингапур. Все, что для этого требуется, — идентификация личности и подтверждение дохода, а данная информация уже содержится в системе. Кроме того, в Alipay просто решается проблема эквайринга торговых предприятий — для приема платежей компании нужен только смартфон. Сегодня оплата с помощью сервиса доступна не только в Китае, уже подключаются торговые предприятия Южной Кореи, Японии, европейских стран, России».

О том, насколько актуально для платежного сервиса работать с локальными платежными системами, рассказал старший бизнес-менеджер Samsung Pay Джесул Ли (Je Sul Lee): «29 сентября Samsung Pay отпраздновал ровно год с момента запуска сервиса в России, и этот день мы ознаменовали запуском нового дополнительного решения — оплата покупок через Samsung Pay на веб-странице интернет-магазинов. Данное решение было разработано специально для российских пользователей при технической поддержке российских процессинговых компаний. Мы стремимся к тому, чтобы сервис Samsung Pay стал доступен держателям любых карт любого банка-эмитента в России».

Наряду с растущей популярностью платежей при помощи смартфонов с технологией NFC в некоторых странах уже активно распространяются платежи с помощью кодов OR. Лидером этого направления сегодня является Китай с мессенджером WeChat. О том, насколько возможны перенесение опыта зарубежных коллег в Россию и последующее создание альтернативной эквайринговой инфраструктуры, рассказал Сергей Теймуразян, заместитель председателя правления НКО «Русское финансовое общество».

Процессинговый центр «КартСтандарт» является независимым процессингом, оказывающим услуги процессирования платежных карт в РФ и СНГ. Исполнительный директор «КартСтандарт» Майя Глотова представила свою точку зрения на развитие платежной индустрии: «Клиенты хотят совершать ежедневные платежи просто, удобно, мгновенно. Но между технологиями как таковыми и клиентским сервисом лежит огромная пропасть. Победит тот, кто быстрее выстроит мост. Сегодня не банки определяют тренды и заводят карты в смартфоны, это делают совершенно другие компании, а банки идут за этими трендами. Любая технология, чтобы стать успешной, должна быть масштабной. А для этого платежные системы должны определить и зафиксировать протоколы, которые будут едиными для всех. Тогда уже все конечные клиенты будут понимать, что это за сервис, и будут воспринимать его естественно. Поэтому я не вижу в наших «звездных войнах» какой-то угрозы традиционным платежным системам».

Частные платежные валюты

В дискуссионной секции «Цифровые валюты и их регулирование» выступил представитель SBI Holdings, Inc. (100%-ный участник ЯР-Банка), исполнительный директор этой организации Мамору Фудзимото. Он затронул вопросы развития криптовалют и финансовых технологий в России. Господин Фудзимото поделился интересным опытом регулирования и развития криптовалют в Японии, а также рассказал о намерениях SBI Holdings, Inc. выпускать свою новую частную платежную валюту.

«На рынке ICO 90% участников — мошенники. В Китае запретили ICO. Теперь все обратили взоры на Россию и ждут от нее решений по этому вопросу», — сказал Йорг Молт из Satoshi School. «Нужно не запрещать ICO, а отслеживать, что происходит с криптовалютой. Любая валюта должна быть чем-то подкреплена, даже если ее запускает государство, — иначе она исчезнет. Надо посмотреть на опыт Японии. Вы сами решаете, что делать с деньгами - купить наркотики или еду, это ваш выбор. Со времени введения налоговой системы в Римской империи платят налоги не все, так и здесь», — заявил эксперт. Он привел в пример Японию, Южную Корею и Австрию, где работают с криптовалютами, там даже налоги можно платить биткоинами.

«После кражи активов на японской криптовалютной бирже Mt Gox в 2014 году понадобилось регулирование. Криптобиржи должны быть регистраторами, а также не играть против своих клиентов. Японское агентство финансовых услуг (FSA) создало специальную группу из 30 специалистов для мониторинга более 20 криптовалютных бирж, работающих в стране», — прокомментировал Мамору Фудзимото.

Подводя промежуточные итоги, модератор дискуссии первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова отметила, что регулятору совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами необходимо прежде всего определить правовое поле в отношении цифровых валют, ввести необходимые понятия юридического характера и определить последствия применения тех или иных норм в этой области.

«Нам действительно нужно пилотировать технологии, и нам не уйти от тех изменений, которые в мире происходят. В разных странах по-разному решается вопрос, как это использовать, и сегодняшняя дискуссия как раз показала вектор: от плюса до минуса. Существуют разные варианты и подходы, как относиться к самой технологии и к частным валютам и есть ли или нет смысла в цифровой национальной валюте. Но при этом мне кажется, что, если мы решим вопросы применения технологии во благо человека, потребителя, государства, это, безусловно, всем нам принесет и новое качество жизни, и удобство, и новые возможности», — заключила Скоробогатова.

Переводя разговор на тему технологии блокчейн, глава Национального расчетного депозитария Эдди Астанин заявил, что эта технология полезна, но для полномасштабного ее внедрения нужны законодательные изменения — должен быть определен цифровой актив: «Если бы в 2008 году была эта технология на рынке РЕПО, не было бы массовых отказов от исполнения сделок». Ольга Скоробогатова согласилась, что блокчейн — интересное решение, которое будет использоваться предметно, но, к сожалению, не заменит все.

Тема блокчейна далее была более детально раскрыта на сессии «Распределенные реестры для бизнеса и государства», где модератором выступила Ольга Дергунова, заместитель президента — председателя правления Банка ВТБ. На ней регулятора представляла Алиса Мельникова, директор департамента финансовых технологий, проектов и организации процессов Банка России, а почетным гостем был Клив Кук (Clive Cooke), Managing Director консорциума R3 CEV.

«Сообщество R3, состоящее из более 100 банков, регуляторов, страховых компаний, строит и изучает технологии. И это просто естественное продолжение. Технологии не знают границ, поэтому мы хотим развить российское сообщество, и это сообщество должно расти. Лучше сотрудничать, чем просто отправить двух человек из Лондона в Москву. У нас уже отличные отношения с QIWI, мы хорошо знаем Сергея Солонина. Мы надеемся также работать с ним, чтобы расширить сеть, которая включила бы в себя российские организации», — заявил Клив Кук. Ранее стало известно, что R3 и «Ассоциация ФинТех» подписали соглашение о запуске совместного проекта по развитию в России и странах СНГ.

Источник: журнал «Банковское обозрение»

17.11.2017 

Журнал «Банковское обозрение»

Эта информация была полезна для вас?