блокчейн

«Делойт» в новостях

Юридическая матрица: когда наступит время блокчейна

Какая технология скрывается за иностранным словом блокчейн? Принесет ли она новые правовые проблемы и почему юристы к ней пока только присматриваются? «Право.ru» изучило зарубежный опыт использования блокчейна и узнало у российских экспертов, что они знают о новинке и чего не хватает в законах для широкого использования технологии. 

Блокчейн — это публичный цифровой реестр, в котором каждое действие пользователя видно его контрагентам, а операции нельзя отменить или изменить задним числом. Если нескольким компаниям нужно провести какую-то сложную сделку, блокчейн поможет им следить за действиями друг друга. Одна фирма перечислила деньги другой? Другие участники соглашения моментально узнают не только о факте платежа, но и о сумме.

Пока блокчейн не используют широко в коммерческой деятельности, но его возможности уже испытывают многие крупные компании. В частности, он позволяет создавать автоматические «умные контракты», компьютерные программы, которые вступают в силу при соблюдении определенных условий. Когда стороны заключают подобный договор, его исполнение начинается автоматически, без их непосредственного участия. 

Блокчейн в мире: будущее наступило сегодня

Первым примером «умного контракта» осенью 2016 года стала поставка сыра и масла на $100 000 сейшельской компании от израильского производителя Орнуа (Ornua). Покупатель рассчитывался с помощью аккредитива (обязательство банка по просьбе клиента заплатить третьему лицу при достижении определенных условий), а помог ему в этом блокчейн. Продукты доставляли морем, и партия была маркирована специальными датчиками геолокации на контейнерах. Как только корабль зашел в порт назначения — они отправили сигнал в систему. Это означало, что банк может выплатить деньги продавцу. Сделка в итоге прошла за 4 часа вместо 10 дней при обычных условиях. К тому же не надо было пересылать друг другу бумажные документы, и была исключена возможность их подделать.

Сейчас в мире появилось уже несколько платформ для создания «умных контрактов», но сейчас наиболее распространенной является Etherеum. Пользователи по всему миру используют этот проект для организации краудфандинга, распространения билетов на всевозможные мероприятия, а кто-то через него даже управляет недвижимостью.

К 2022 году мировые банки с помощью блокчейна смогут сократить издержки на $15–20 млрд. Это огромная экономия для финансового сектора, подсчитали аналитики испанского банка Santander (10-е место по активам в мире; цитата по Banki.ru).

Кроме того, технология может быть интересна юристам для более эффективной защиты прав на интеллектуальную собственность. Она фиксирует факт принадлежности права с конкретной датой и точное время, когда предоставлено право на использования конкретного объекта — песни или книги. Подобный механизм уже работает на платформе Mycelia, где через блокчейн продается музыка.

По данным блокчейн-лаборатории PricewaterhouseCoopers (PwC), за девять месяцев 2016 года в проекты, связанные с «цепью блоков», было инвестировано в общей сложности $1,4 млрд.

Блокчейн в России: чего ждать (и когда)

Успехи иностранных коллег вдохновили и российских разработчиков. В апреле 2017 года стало известно, что фонд «Сколково» начал разрабатывать платформу для управления авторскими правами на основе блокчейна. «Мы предложим всем авторам и владельцам прав размещать на платформе свои объекты и определять пределы и способы их использования. Также придется разработать стандарт обмена информацией, чтобы к платформе могли подключать свои системы другие владельцы прав», — сообщил советник предправления фонда «Сколково» по вопросам интеллектуальной собственности.

Вместе с тем пока рано говорить о каких-то успешных и востребованных юристами (да и не только) сервисах на основе блокчейна, утверждает Константин Бочкарев, руководитель практики по интеллектуальной собственности и технологиям в России и СНГ, PwC Legal. Действительно, вне области криптовалют технология пока находится в стадии прототипов, подтверждает Екатерина Тягай, директор института бизнес-права МГЮА. Хотя есть и примеры успешных российских проектов. Так как терминология блокчейна пока не закреплена правом, то все проекты с использованием «умных контрактов» обязательно дублируются бумажным соглашением между сторонами, говорит Александр Васильев, заместитель директора департамента ИТ по инновациям «РосЕвроБанка»: «То есть стороны договариваются о единой трактовке алгоритма работы смарт-контракта и прописывают ответственность сторон в случае возможных коллизий». «РосЕвроБанк», по словам Васильева, уже начал пользоваться блокчейном. На его базе кредитная организация разработала прототип системы, которая в текущем законодательном поле позволит гражданам делать переводы без открытия счета. Клиенту будет достаточно зарегистрироваться в одной кредитной организации, и услуги остальных банков он сможет получать без визитов в их офисы.

Кирилл Железнов, консультант Группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов Департамента консультирования по налогообложению и праву компании «Делойт», СНГ, объясняет, что смарт-контракты не пригодятся юристам, а нужны для оптимизации бизнес-процессов: «Такие технологии не смогут отобрать работу у юриста или облегчить ее, они просто сделают труд другим». По словам эксперта, сейчас при заключении соглашений надо следить, чтобы стороны корректно изложили достигнутые договоренности на бумаге. А при использовании смарт-контрактов юрист будет контролировать точность тех же сведений, но уже заложенных в программный код.

Железнов приводит пример успешной подобной сделки между российскими компаниями. Авиакомпания S7 Airlines и «Альфа-банк» в конце 2016 года провели между собой расчеты с использованием блокчейна. В рамках этого соглашения фирмы автоматизировали свои платежи по договорам возмездного оказания услуг. Обсуждаемая технология позволила сократить срок закрытия сделки с 5 дней до 1 часа, подчеркнул эксперт.

Где использовать блокчейн: мнения юристов

Блокчейн бросает вызов монополии юристов на доверие и важен в тех случаях, когда игрокам на рынке необходима максимальная прозрачность, говорит Бочкарев. На платформе блокчейна можно создать любой реестр, считает Владислав Архипов, советник практики по интеллектуальной собственности, информационным технологиям и телекоммуникациям Dentons, к. ю. н., доцент юрфака СПбГУ. Эксперт выделяет три потенциальных базы данных: прав, сделок и юридических фактов. «Умные контракты» — это не новый институт, а еще один способ исполнения обязательств, который похож на аккредитив, полагает Архипов.

По словам Ильи Булгакова, старшего юриста DLA Piper, само использование подобной технологии влечет много правовых вопросов. Иван Бабин из «S&K Вертикаль» полагает, что «умный контракт» непросто использовать в ситуациях с множеством условий: «В том же договоре поставки размер оплаты зависит от самых разных вещей, начиная от качества продукции и заканчивая ассортиментом». Все факторы учесть сложно, признает юрист. 

Александр Ермоленко, партнер «ФБК-Право», относится к блокчейну с большой долей скепсиса. В теории это удобно, говорит он, но как технически прицепить блокчейн к правовой реальности, эксперту не очень понятно. По его мнению, гораздо важнее сейчас модернизировать более простые вещи: «Взять хотя бы работу судебных секретарей, ведение протоколов заседаний, очереди на ознакомление с делами и слушания, тысячи дел в год у одного судьи. Государству надо заниматься решением этих проблем, а не увлекаться новомодными идеями».

Эксперты «Право.ru» о том, как регулировать блокчейн

Бабин полагает, что законодателю необходимо дать определение блокчейна и его признаки. За дифференцированный подход в этом вопросе выступает Булгаков. По его мнению, в части криптовалют нужен механизм защиты инвесторов и покупателей, но слишком тщательно урегулировать эту область не стоит, достаточно самых общих стандартов. А «умные контракты» Булгаков предлагает прописать в ГК как способ исполнения обязательства: «Во-первых, это даст понимание, что такой механизм признаётся государством. Во-вторых, популяризирует подобную технологию».

Архипов добавляет, что подобные технологии тяжело регулировать, так как в разных странах законы отличаются: «Надо учитывать, что пользователи блокчейна находятся по всему миру». По его мнению, здесь нужны новые подходы к контролю такой системы. Опыт показывает, что чрезмерное законодательное регулирование губит технологию, резюмирует Бочкарев. В то же время, по его словам, «грамотная установка правил игры стимулирует приток инвестиций и интерес к технологии в целом». Продолжая мысль коллег, эксперт по LegalTech проектам, к. ю. н. Александр Трифонов и вовсе уверяет, что вопрос законодательного регулирования блокчейна решится легко: «Никто не мешает крупным компаниям скинуться на юристов и подготовить нормы для парламентариев».

Кто-то считает, что о правовом регулировании таких технологий говорить пока рано. Оно станет возможно, когда появятся предпосылки к их массовому использованию, говорит Тягай: «Сначала государству или рынку надо выбрать лидеров в этой сфере, что произойдет в ближайшие пару лет». Но уже сейчас эксперт выделяет несколько вещей, к которым надо готовиться юристам в недалеком будущем:

  • Цифровые доказательства в судебных спорах.
  • Оборот криптовалют при расчетах между юридическими лицами.
  • Автоматизация и децентрализация юридических процессов.

Виктор Гербутов, партнер, руководитель практики разрешения споров Noerr, сравнивает проблему регулирования технологии с попыткой управления Интернетом: «Всемирная паутина», как и блокчейн, не контролируются отдельными государствами». Александр Некторов, партнер «Некторов, Савельев и партнеры», обращает внимание и на сложности налогового контроля за криптовалютой. По его словам, в настоящий момент есть предложение признать биткоин «цифровым товаром». Соответственно существует вероятность, что НДС будет применяться к операциям с криптовалютами, констатирует Некторов: «Тогда сделки с цифровой валютой просто выведутся из-под юрисдикции РФ». Вместе с тем уже сейчас все опрошенные эксперты предупреждают, что в спорах вокруг блокчейна точно потребуется большая техническая экспертиза. Кроме того, Бабин прогнозирует споры вокруг «умных контрактов» в том случае, если произойдет ошибка в программном обеспечении, или возникнет ситуация, которую стороны не учли при формировании соглашения.

Справка: подробнее о том, как работает блокчейн

Блокчейн стал известен благодаря системе электронных денег (биткойнов). Это, по сути, электронный нотариус, который удостоверяет сделки.

Концепцию цепочек блоков (блокчейн) предложил в 2008 году Сатоши Накамото (Satoshi Nakamoto). Впервые ее реализовали в 2009 году как компонент цифровой валюты — биткоина, где блокчейн играет роль главного общего реестра для всех операций с деньгами.

Основные свойства блокчейна:

  • децентрализованность 
  • публичность 
  • консенсус участников
  • отсутствие посредников

На начало 2016 года более 40 ведущих финансовых компаний объявили о том, что занялись разработками в этой сфере.

21.06.2017 

Pravo.ru

Эта информация была полезна для вас?