Переработка отходов ушла в уплату экологического сбора

«Делойт» в новостях

Заглянули и ужаснулись: эксперты рассказали правду о цифровых технологиях

Уже и в России, а не только на Западе, цифровые технологии меняют поведение потребителей и саму экономику. Она становится демократичной: «цифра» обеспечивает всеобщий доступ к товарам и услугам и радикально снижает цены. Компаниям сложно зарабатывать в таких условиях, поскольку уникальность предложения исчезает, а маржа постоянно сокращается, рассказали эксперты прошедшего в Петербурге III Digital Forum РБК.

Правда о «цифре» заключается в том, что это не волшебное средство повышения эффективности, а суровый управленческий вызов — принять его вынуждены все, а продуктивно ответить могут немногие, констатировали участники форума. При определенных условиях, цифровые платформы позволяют быстро масштабировать бизнес — это компенсирует компаниям низкую маржу и дает возможность, самостоятельно или в кооперации с партнерами, монополизировать отраслевые рынки. К чему и стремятся российские лидеры цифровизации. Два главных фактора, замедляющих этот процесс, — перманентная угроза прихода Счетной палаты и консерватизм собственного персонала.

Между «цифрой» и проверяющими — пропасть

Алексей Минин, исполнительный директор Института прикладного анализа данных компании «Делойт», СНГ:

«Мнение о том, что цифровые технологии — это набор уникальных преимуществ, которые позволяют бизнесу оторваться от конкурентов, в корне неверно. Как выразился шведский экономист Кьелл Нордстрем, «все, что может быть оцифровано — будет оцифровано; все что будет оцифровано — будет скопировано; все, что будет скопировано — потеряет ценность». То есть все, что переходит в цифровую реальность, становится общедоступным. Цифровая экономика — это победившая форма демократии; она дает всем пользователям во всех странах (если, конечно, вы не житель закрытого изнутри государства) равный доступ к товарам и услугам и радикально снижает их цену благодаря конкуренции всех со всеми. Именно поэтому зарабатывать деньги на «цифре» крайне сложно, но заработать их без «цифры» вскоре будет просто невозможно — кто не участвует в цифровом рынке, тот уходит из бизнеса; другого рынка уже нет.

В России число выбывших компаний будет, к сожалению, высоким. Во-первых, существенная доля российского бизнеса — это посреднические компании, дистрибуторы или попросту перекупщики, не создающие никакой добавленной ценности. С распространением цифровых торговых площадок (marketplace), связывающих напрямую производителя и покупателя, потребность в физических посредниках будет сведена к нулю.

Во-вторых, мы очень сильно отстали в темпе и качестве цифровизации. Это связано с тем, что значительная часть крупных компаний так или иначе связана с государством, то есть с госденьгами, расходование которых в инновационных целях весьма непросто, и всегда контролируется Счетной палатой.

Вот недавно мы разработали модели для моделирования экспортных потоков продукции АПК и их оптимизации, основанные на системах искусственного интеллекта. Эта технология, по нашим оценкам, должна дать стране увеличение выручки от экспорта сельхозпродукции за рубеж более чем на 20%. Однако, когда дело дошло до реализации проекта, объяснить то, как будет устроена система, оказалось весьма затруднительно — ведь объяснять приходится людям, далеким от такого рода систем. Более того, приемочные комиссии опасаются того, что придет Счетная палата и попытается выяснить, каковы результаты внедрения систем искусственного интеллекта в процессе оптимизации какой-либо аналогичной производственной цепочки. Мы отвечаем, что не может быть прогнозируемых результатов, поскольку это эксперимент — не проведя его, не узнаешь конечный эффект. А проверяющие говорят, что государство может проводить только результативные НИР (научно-исследовательские разработки — ред.); у него нет поля для экспериментов — на этом пункте истории с госконтрактами в части внедрения инноваций в большинстве случаев заканчиваются.

Внедрение сложных алгоритмов требует высокой квалификации и от заказчика, и от проверяющих органов. В проверяющих органах зачастую просто нет специалистов, способных оценить инновационность работы. Но позиция «мы не можем этого понять, и поэтому не можем принять вашу идею» неприемлема. Иными словами, между законом о закупках, техническими заданиями, отношением проверяющих органов, с одной стороны, и цифровой экономикой, с другой — огромная пропасть. В нее падают многие потенциально взрывные, по своим позитивным эффектам, российские цифровые проекты».

12.04.2018

РБК

Эта информация была полезна для вас?