Вам здесь не рады

«Делойт» в новостях

Вам здесь не рады

Schlumberger не сумела купить российскую буровую компанию — в процесс передела рынка нефтесервисных услуг включаются новые игроки.

Американская Schlumberger отказалась от покупки 49% акций российской Eurasia Drilling Company (EDC), которая владеет 100% ООО «Буровая компания «Евразия»» (БКЕ). Это была уже вторая попытка крупнейшей мировой нефтесервисной компании получить долю в бизнесе крупнейшей в России независимой буровой компании. И, возможно, не последняя.

Правда, не исключено, что в дальнейшем конкуренция за этот актив будет нарастать. Так, еще один претендент на долю акций в EDC — Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) вместе со своими партнерами по консорциуму — уже готов купить почти вдвое больший пакет, чем предполагалось. «Мы готовы остаться и на 16,1 процента, если компании интересно, и увеличить нашу долю до 30 процентов, и мы готовы подать новое ходатайство», — сообщил журналистам глава РФПИ Кирилл Дмитриев. При этом, как заявил г-н Дмитриев, к покупке помимо уже входящих в консорциум инвесторов из Китая и ОАЭ могут быть привлечены партнеры фонда из Саудовской Аравии.

Кроме того, участники рынка говорят и еще об одном претенденте на Eurasia Drilling, который пока никак не проявил публично своего интереса, но оказывает влияние на ситуацию.

Сделка сорвалась, да здравствует сделка!

В январе 2015 года было объявлено, что Schlumberger договорилась с акционерами Eurasia Drilling Company о вхождении в ее капитал: Schlumberger купит 45,65% EDC за 1,7 млрд долларов и получит опцион на выкуп оставшихся акций через три года в течение еще двух лет. Предполагалось, что для проведения сделки EDC проведет делистинг своих акций на Лондонской фондовой бирже и этот пакет (около 30%), а также часть акций мажоритарных акционеров — Александра Джапаридзе и Александра Путилова — будут приобретены Schlumberger или одной из ее дочерних компаний. Сообщалось, что под операцию по выводу ценных бумаг российской компании с биржи Schlumberger может предоставить акционерам EDC кредит в размере порядка 991 млн долларов.

К тому моменту EDC и Schlumberger связывали давние партнерские отношения. По словам Александра Джапаридзе, компании имели взаимовыгодные деловые отношения с 2007 года. А в 2011-м они провели ряд сделок по обмену активами, в результате которых российская сторона получила оборудование для бурения и обслуживания скважин, а также заключили пятилетний стратегический альянс, предполагающий в том числе совместную работу на рынке нефтегазовых услуг в России и странах СНГ.

«Эти две компании не конкурируют друг с другом, — объясняет ведущий аналитик по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Филипп Мурадян. — Буровая компания «Евразия» занимается непосредственно бурением скважин. А Schlumberger предоставляет услуги технологического сервиса, который сопровождает бурение. Они, скорее, взаимодополняют друг друга. И для Schlumberger покупка «Евразии» — это возможность нарастить свое присутствие на российском рынке».

По итогам 2017 года доля «Евразии» на российском рынке бурения составила 21%. В свою очередь, по словам руководителя исследовательских проектов отраслевого направления компании «Делойт», СНГ Дмитрия Касаткина, общая доля Schlumberger на рынке нефтесервиса в России незначительна — около 2%.

Условия сделки от 2015 года: Schlumberger покупала акции по 22 доллара за штуку (премия к рынку — более 80%) плюс готовность кредитовать операцию по делистингу — свидетельствовали о значительной заинтересованности американской компании в получении контроля над российской.

«Российский сервисный рынок развивается и будет развиваться, — говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Наша ресурсная база такова, что нам придется выходить на новые проекты, а где новые проекты, там и большие объемы для сервисных компаний. Причем проекты эти будут сложные, а значит, более дорогие. Не случайно ни одна западная сервисная компания после 2014 года из России не ушла. Хотя я помню, что в Минэнерго была серьезная паника на тему «что мы будем делать, если западный сервис хлопнет дверью». Но никто не хлопнул — слишком большие деньги на кону».

Предполагалось, что сделка будет закрыта до 30 марта 2015 года. Однако дедлайн сдвигался четыре раза: участники вели переговоры с ФАС и ждали одобрения со стороны правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций. Но так и не дождались. В очередной раз срок завершения сделки был сдвинут на 30 сентября, а в конце августа агентство Bloomberg со ссылкой на источники сообщило, что против сделки выступает ФСБ. Мол, в случае получения оперативного контроля над крупнейшей буровой компанией России американцы получат слишком большое влияние на российский рынок услуг для нефтедобывающей отрасли. А также, вероятно, и доступ к стратегической информации о российских недрах. В итоге в пятый раз продлевать срок завершения сделки Schlumberger не стала. Но от намерения купить EDC не отказалась. И в июле 2017 года было объявлено о намерении провести новую сделку.

На все согласны

На этот раз условия поменялись. Schlumberger не стала претендовать на 100% EDC, но и малой долей решила не ограничиваться, подав ходатайство о покупке 51% акций. Практически одновременно стало известно, что миноритарный пакет EDC — 16,1% — готов купить консорциум во главе с РФПИ.

Schlumberger зашла на круг согласований во второй раз. Правительственная комиссия по инвестициям внесла существенную корректировку в ее планы: контрольный пакет продавать запретила. Schlumberger было предварительно разрешено купить от 25% плюс 1 акция до 49%. Американская компания согласилась на это и продолжила обсуждение других условий с ФАС.

Одно из наиболее «тяжелых» условий: в случае ужесточения американских санкций против российского нефтегазового сектора Schlumberger обязывалась продать или передать в оперативное управление принадлежащий ей пакет акций EDC российскому участнику. Важным было и условие о передаче России ряда технологий, имеющихся у американской компании. Ожидалось, что сделка будет окончательно одобрена на правительственной комиссии до конца прошлого года. Однако этого не произошло, несмотря на то что Schlumberger согласилась на многие требования правительства. Проблема возникла, судя по комментариям со стороны ФАС, в вопросе передачи технологий. Пятого декабря глава ФАС Игорь Артемьев заявил журналистам, что необходимо оценить технологии, которые Schlumberger должна передать российской стороне, «чтобы наши эксперты могли сказать, что это та самая технология, ради которой можно принять решение».

В итоге спустя полтора года с момента объявления о второй попытке приобрести долю в Eurasia Drilling Company Schlumberger отозвала свою заявку.

 «Сделка не состоялась в первую очередь из-за возможного усиления санкций со стороны США, — считает Филипп Мурадян. — В этом случае возникал бы риск остановки деятельности компании, что повлекло бы за собой уменьшение добычи нефти, поскольку Буровая компания «Евразия» — значимый игрок отрасли. Понятно, что такого развития ситуации наше государство хотело бы избежать».

Что же касается вопроса о передаче технологий, то г-н Мурадян не считает его определяющим: «Понятно, что у Schlumberger есть много технологий, которые могли бы быть переданы нам. Но здесь много «но». Например, трудноизвлекаемые запасы. Из-за уникального геологического строения напрямую применить западные технологии для их добычи нельзя. Нужна определенная локализация, адаптация, доработка этих технологий. Поэтому говорить, что из-за срыва сделки у нас могут быть какие-то проблемы с разработкой трудноизвлекаемых запасов, нельзя. Что касается разработки зрелых месторождений, то у нас достигнуты определенные успехи в поддержании уровня добычи на них, в том числе за счет использования своих технологий. Так что говорить о серьезной зависимости нельзя. Если это, конечно не касается разработок на шельфе. Но разработка шельфа не является сейчас приоритетным для России проектом».

По мнению Константина Симонова, причина срыва сделки другая: «На рынке распространена версия, что к EDC присматривается «Роснефть»».

Что делать

По оценке «Делойта», объем российского рынка нефтесервиса в 2017 году составил 1,3 трлн рублей. Дмитрий Касаткин прогнозирует, что по итогам 2018-го рост составит 5%, в основном благодаря росту в сегменте бурения: «Пока рано говорить о перспективах на 2019 год, но рост глобальной неопределенности, безусловно, оставит отпечаток на рынке нефтесервиса, в том числе в России, в первом полугодии можно ожидать снижения инвестиций в геолого-разведочные работы. Перераспределение долей рынка между игроками сохранит тренд предыдущих лет — консолидация вокруг вертикально интегрированных компаний продолжится».

Главный «консолидатор» на рынке бурения — «Роснефть». Начиная с 2014 года компания активно скупает независимых игроков, собирая нефтесервисные активы на компании «РН-Бурение». Ранее, кстати говоря, она наряду с «Лукойлом» была крупным клиентом «Евразии», но потом решила развивать это направление самостоятельно.

«В 1990-е западные консалтеры нарисовали нам схему развития отрасли, где надо было выделять сервисный бизнес, потому что он непрофильный: «Выделять и продавать. И пусть им занимаются профессионалы, желательно крупные специализированные компании — Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes и так далее», — рассказывает Константин Симонов. — В итоге многие ВИНК оказались без собственных сервисов, а иностранные компании получили достаточно сильные позиции на этом рынке. Санкции же подчеркнули нашу уязвимость в этом вопросе».

С 2014 года «Роснефть» вдвое увеличила свою долю на рынке бурения, обогнав БКЕ. Вместе с тем в последние годы рентабельность сервисного бизнеса снижается, в «Делойте» называют цифру в 5%. Конкуренция среди независимых сервисных компаний растет, и для некоторых из них вариант с уходом под крыло ВИНК становится спасительным. Как говорят на рынке, та же «Роснефть» действует довольно жестко по отношению к независимым сервисным подрядчикам, вынуждая снижать цены на услуги, что приводит к ухудшению их финансового положения, а владельцев — к большей сговорчивости в переговорах о продаже бизнеса.

«Евразия» — крупная компания, ей проще противостоять такого рода давлению. Однако в условиях жесткой конкуренции и ей не помешает сильный партнер, способный привнести в бизнес дополнительную маржинальность. Так что, судя по всему, Schlumberger еще раз попытается зайти в капитал EDC. Как белый рыцарь в том числе.

СПРАВКА

ООО «Буровая компания «Евразия»» (БКЕ) — крупнейшая в России независимая нефтесервисная компания. Единственный акционер — Eurasia Drilling Company Limited (EDC). Создана в 2002 году группой российских и иностранных инвесторов. В 2004 году EDC приобрела 100% акций компании «Лукойл-Бурение», ее активы стали основой БКЕ. В 2007 году EDC провела IPO на Лондонской фондовой бирже, а в 2015-м — делистинг своих акций на LSE и стала частной. Среди крупнейших акционеров СМИ называют Александра Джапаридзе (30,2%) и Александра Путилова (22,4%), небольшим пакетом (около 3%) владеет Вагит Алекперов, президент НК «Лукойл». Число сотрудников БКЕ — около 6500 человек. Выручка по итогам 2017 года — 66,3 млрд рублей, прибыль — 9,4 млрд рублей.

Schlumberger — крупнейшая в мире сервисная компания в области добычи нефти и газа. Основана в 1926 году. Компания ведет деятельность более чем в 85 странах мира, в ней работает около 100 тыс. человек, из них в России — 11,5 тыс. Штаб-квартиры компании расположены в Хьюстоне, Париже, Лондоне и Гааге. Выручка по итогам 2018 года — 32,8 млрд долларов, прибыль — 2,13 млрд долларов.

11.02.2019

Эксперт

Эта информация была полезна для вас?