Выбор рейтинга: как правильно оценить кредитоспособность заемщика

«Делойт» в новостях

Выбор рейтинга: как правильно оценить кредитоспособность заемщика

Переход к оценке кредитных рисков заемщиков на основе данных только российских рейтинговых агентств пока не представляется возможным. Предпочтительнее комбинированный подход с использованием внутренних рейтингов, данных ЦБ и Росстата

Выбор рейтинга: как правильно оценить кредитоспособность заемщика

Переход к оценке кредитных рисков заемщиков на основе данных только российских рейтинговых агентств пока не представляется возможным. Предпочтительнее комбинированный подход с использованием внутренних рейтингов, данных ЦБ и Росстата

Cпор о системе учета кредитных рисков в банковском надзоре не только активизировался, но и привлек новых участников. Оппонентами Банка России выступили главы крупных компаний, являющихся одновременно и крупными заемщиками. Они написали письмо президенту, в котором предложили, чтобы с 2020 года ЦБ при расчете нормативов достаточности капитала банков ориентировался в первую очередь на рейтинги национальных рейтинговых агентств. Это противоречит подходу регулятора, который предлагает вводить пониженные коэффициенты риска для высоконадежных заемщиков. Решение спора может серьезно повлиять на развитие кредитования, банковского сектора, а также на работу рейтинговых агентств в России, а в итоге — на темпы экономического роста и общую финансовую стабильность. Поэтому важно правильно понимать суть дискуссии, чтобы при модернизации действующей системы не создать проблемы для экономики в виде накопления дополнительных рисков и препятствий для долгосрочного и устойчивого экономического роста.


Национализация рейтингов

Оппоненты существующих правил учета кредитных рисков с использованием международных кредитных рейтингов считают, что они приводят к завышению ожидаемого уровня дефолтности заемщиков. В результате неоправданно завышаются надзорные требования для банков, что приводит к росту стоимости кредитов для заемщиков. Международные рейтинговые агентства, по мнению оппонентов, слишком консервативны при определении суверенного рейтинга России, который служит точкой отсчета для всех международных рейтингов российских компаний. Статистику же дефолтов для российских рейтингов мировые агентства не публикуют. Второй проблемой международных рейтингов является невозможность дифференцировать заемщиков инвестиционной категории между собой. Суверенный рейтинг устанавливает своеобразный потолок максимального кредитного качества компаний в стране. Сейчас Россия имеет суверенный рейтинг на нижней границе инвестиционной категории. В результате на уровне суверенного потолка рейтингуется большое количество компаний, отличающихся между собой по кредитному качеству и финансовой устойчивости.

Но предлагаемое использование кредитных рейтингов от национальных рейтинговых агентств, несмотря на очевидные плюсы, имеет множество ограничений. Охват потенциальных заемщиков национальными агентствами оставляет желать лучшего. Большое количество заемщиков, особенно в корпоративном сегменте, не имеет рейтингов, прежде всего это касается средних и малых предприятий, не готовящих отчетность по МСФО. Традиционно не охваченными рейтингами остаются многие компании в таких отраслях, как микрофинансирование, пенсионные фонды, военно-промышленный комплекс, ЖКХ и строительство.

Национальные агентства пока обладают очень ограниченной публично верифицируемой дефолтной статистикой, малой историей наблюдений и узким рыночным покрытием. Поэтому они не могут оперативно и без нежелательных «творческих» допущений предъявить рынку данные, объясняющие, что означает каждая из их рейтинговых ступеней в категориях вероятностей дефолта. Для наполнения их рейтинговых шкал дефолтными смыслами понадобятся годы на кропотливый сбор статистики по присвоенным публичным рейтингам. Кроме того, рейтинговые агентства чаше всего публикуют средние вероятности дефолта за большой период, охватывающий несколько кредитных циклов (вероятности TTC). Это связано с задачей агентств обеспечивать стабильность рейтингов. Регулятору для своевременной реакции на макроэкономические изменения, наоборот, необходима оценка вероятности дефолта с учетом ожидаемой стадии кредитного цикла (вероятности PIT). Это значительно сокращает применимость вероятностей дефолтов от рейтинговых агентств.

Еще одно предложение — напрямую приравнять национальные рейтинги к международным — также является некорректным, что отмечает и российский Минфин. В национальных рейтинговых шкалах не заложены суверенные риски, так как они представляют собой относительное ранжирование по кредитному качеству по сравнению с уровнем кредитоспособности обязательств российского правительства. Именно сопоставление шкал международных и национальных агентств на основе дефолтных данных по их рейтинговым категориям, а не полное тождество их буквенных символов должно стать основой для разработки официальной системы сопоставления рейтинговых шкал (мэппинга). Такая работа была начата ЦБ, но пока не продвинулась дальше общих подходов и выводов.

Нельзя также забывать и о модельных рисках, которым подвержены все без исключения рейтинговые агентства. Речь идет о возможных ошибках в значениях рейтингов, основанных на неверных или неправильно интерпретированных результатах рейтинговых моделей, использовании их не по назначению, отсутствии должной системы управления моделями. Поэтому для принятия внешних рейтингов в нормативных целях регулятору важно определить требования к управлению модельными рисками и периодически контролировать их выполнение.

Банки и компании-заемщики рассчитывают, что более широкое использование рейтингов национальных агентств позволит снизить расходы на резервы и капитал. Однако существенная экономия возникла бы только в случае, если суверенный рейтинг Российской Федерации от международных агентств был бы минимум на три ступени выше текущего. Пока ни одно из двух аккредитованных ЦБ национальных рейтинговых агентств не присвоило России суверенный рейтинг.

В октябре 2010 года Совет по финансовой стабильности G20 (Financial Stability Board, FSB) сформулировал принципы, как ограничивать использование кредитных рейтингов в регулировании. FSB, в который входит и Россия, предлагает центральным банкам оценивать кредитное качество активов для регуляторных целей с учетом информации различной природы, а не только на основе кредитных рейтингов. Таким образом предлагаемый механистический подход не отвечает духу тех документов, которым Россия предполагала следовать как один из членов «двадцатки».


Лучшая модель


Каким образом мог бы быть организован анализ кредитоспособности, отвечающий принципам G20? Начать следует с использования статистики дефолтов, которая уже есть у самих банков и у ЦБ, а также у некоторых компаний реального сектора. Оправданным представляется более широкое использование и регуляторное признание внутренних рейтингов банков и компаний. Использование внутренних моделей дает большие по сравнению с внешними рейтингами гибкость, покрытие и проверяемость, так как собственная модель и методология могут учитывать особенности организации и специфики целевого сегмента. Однако у данного подхода есть и немалые сложности, поэтому пока лишь два банка в России согласовали с ЦБ использование внутренних рейтингов. Во-первых, для грамотного построения модели и минимизации возможности внутренних злоупотреблений необходимо создавать отдельную структуру внутри экосистемы банка. Во-вторых, для моделей данного типа требуется существенная статистика дефолтов с достаточно аккуратно собранными данными, а также профильные специалисты и системы, чего у большинства банков в нужном объеме и качестве нет. В-третьих, есть вероятность, что даже правильно собранная дефолтная статистика не приведет к ожидаемому положительному эффекту на капитал и резервы, особенно если она собрана после экономического спада.

Поэтому наилучшим итогом дискуссии могла бы стать выработка комбинированного подхода в оценке кредитного качества с применением внутренних и внешних рейтингов, а также информации нерейтинговой природы. Это позволит наиболее точно учесть кредитное качество заемщиков и оптимизировать резервы и капитал. Что нужно для внедрения такого комплексного подхода? Во-первых, стимулирование банков и компаний к разработке и внедрению внутренних рейтинговых моделей. Во-вторых, стимулирование российских эмитентов к получению кредитных рейтингов. В-третьих, активизация работы по сравнению (мэппингу) рейтинговых шкал, накоплению и моделированию вероятностей дефолта, а также разработке методологий и методик нового регуляторного подхода. Для этого следует привлекать ведущие университеты и консультационные компании, у которых уже есть передовые разработки, признанные не только в России, но и за рубежом. Наконец, необходимо расширять подготовку специалистов в области моделинга и повышать квалификацию уже занятых в этой области сотрудников для увеличения количества банков и компаний, способных эффективно применять свои внутренние модели оценки рисков.


Об авторах

Екатерина Трофимова
партнер департамента управления рисками, «Делойт», СНГ

Сергей Гришунин
старший менеджер департамента управления рисками, «Делойт», СНГ

Подробнее на РБК:
https://pro.rbc.ru/news/5d5165eb9a7947c40937fe62?from=column_7

13.08.2019

РБК

Эта информация была полезна для вас?