Запасной ход

«Делойт» в новостях

Спасительная дистанция

Для развития телемедицины необходимо цифровое развитие здравоохранения в регионах и полноценное включение дистанционных услуг в ОМС.

Мировой рынок телемедицины ежегодно растет примерно на 19% (данные Global Telemedicine Market Outlook 2018-2022 международной RNCOS E-Services Private Limited). В 2021 году, по прогнозам аналитиков, он должен достичь $55,1 млрд. В ближайшие шесть лет динамика рынка сохранится, приводит ТАСС данные инвестиционного фонда VEB Ventures (дочерняя структура ВЭБ.РФ): к 2026 году глобальный рынок телемедицины достигнет $175,5 млрд.

Развитие телемедицины обусловлено стремлением государств снизить затраты на здравоохранение и расширить обеспечение квалифицированной медпомощью отдаленных территорий. В США, например, уже в 2017 году более трети от общего числа амбулаторных визитов приходилось на телемедицину — 400 млн из более чем 1 млрд обращений. С экономической точки зрения такая доля удаленного лечения ежегодно может сэкономить до $6 млрд затрат на здравоохранение.

Развитию рынка способствует цифровизация здравоохранения, оцифровка медицинских изображений, а также высокое проникновение в повседневную жизнь медиков «умных» гаджетов, отмечает директор Группы по обслуживанию предприятий отрасли медико-биологических наук и здравоохранения Департамента аудиторских услуг «Делойта», СНГ Дамир Хусаинов. Обычный смартфон позволяет собирать широкий набор данных — измерять пульс, количество шагов, различные вибрации, состояние сна и т. д. — и открывает новые возможности взаимодействия врача с пациентом, говорит Дамир Хусаинов: «В 2018 году в мире 80% докторов использовали смартфоны и медицинские приложения для оказания медицинской помощи. Мобильные устройства, например электронные браслеты для эпилептиков, портативные электрокардиографы, неинвазивные глюкометры позволяют дистанционно наблюдать за состоянием здоровья пациента.

Точка роста

Распространение коронавируса и режим самоизоляции увеличили спрос на дистанционные услуги. По данным Гарвардского университета, объем амбулаторных приемов в США, например, сократился на 60%, посещения пунктов первичной медпомощи — на 49%. Российские медорганизации в соответствии с приказом Минздрава РФ от 19 марта 2020 года также получили возможность переносить сроки плановых госпитализаций и операций, а первичную медпомощь пациентам с симптомами ОРВИ рекомендовано оказывать на дому.

По данным сервиса для клиник ONDOC, более 70% частных клиник в России намерены вести удаленные приемы в условиях карантина и более 20% — оказывать телемедицинские консультации по вопросам коронавирусной инфекции.

Мировой объем инвестиций в телемедицинские проекты за первый квартал 2020 года, по данным VEB Ventures, вырос в 3,6 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достиг $788 млн. Инвестиции в российский рынок в ближайшую пятилетку увеличатся на 116%, до ₽96 млрд.

Дистанционное взаимодействие врачей в том или ином виде осуществлялось в нашей стране еще более 20 лет назад, например в 1995 году в санкт-петербургской Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова прошла первая телемедицинская консультация. Но телемедицина по сценарию «врач – пациент» стала активно развиваться только последние три года. Разработка в 2017 году закона о телемедицине и вступление его в следующем году в силу привлекла в отрасль крупных инвесторов, в том числе немедицинские компании: Сбербанк, «Яндекс», девелоперскую группу «Ташир» и др. В 2017–2020 годах суммарный объем венчурных инвестиций в телемедицинские компании в РФ составил более ₽2 млрд, по данным VEB Ventures. В ближайшие два года собственно структура ВЭБ.РФ, например, намерена вложить ₽1 млрд в развитие телемедицинских проектов «Доктор Рядом».

Сдержанная сила

Технологии дистанционного взаимодействия медработников и наблюдения пациентов, позволяющие также их идентифицировать и документировать процесс оказания медпомощи, могут существенно облегчить нагрузку на определенные сегменты здравоохранения, отмечает руководитель комитета по телемедицине при Всероссийском союзе пациентов Ирина Каргальская.

«Использование инструментов телемедицины может снизить количество госпитализаций и загрузку палат интенсивной терапии, уменьшить количество смертельных случаев и, конечно, помочь корректировать лечение хронических пациентов. А главное — улучшить доступ к медпомощи», — полагает Ирина Каргальская. Из-за территориальных особенностей страны, по ее словам, доступ к медицинским услугам ограничен практически у 50% населения.

Однако для дальнейшего развития телемедицины необходимо совершенствование действующего законодательства. В частности, ограничения на проведение дистанционного первичного приема и постановку онлайн-диагноза сужают рынок телемедицины до мониторинга лечения, которое было назначено при очном визите, говорит Дамир Хусаинов: «При этом не по всем нозологиям опытному врачу требуется физическое присутствие пациента. Ряд врачей при постановке диагноза больше полагаются на объективные данные исследований: анализы, снимки».

Напомним, что с законодательной инициативой частичного снятия этих барьеров, по крайней мере на время пандемии, в марте выступила группа депутатов Госдумы и членов Совета Федерации.

Тариф на врача

Еще один серьезный сдерживающий фактор — отсутствие единой системы расчета тарифов на дистанционные медуслуги. В рамках системы обязательного медицинского страхования (ОМС) некоторые телемедицинские услуги предоставляются только в рамках отдельных пилотных проектов по разработанным региональными властями тарифам. Например, в прошлом году тариф онлайн-приема врача-специалиста в Краснодарском крае составлял ₽410,78, в Ямало-Ненецком АО — ₽1600, в Свердловской области — ₽685.

Порядка 90% медицинской помощи оплачивается по ОМС, поэтому, пока в системе страхования не появятся коды для оплаты врачам телемедицинских услуг, внедрение технологий будет буксовать, говорит руководитель направления цифровой медицины «Инвитро», член экспертного совета по информационно-коммуникационным технологиям Минздрава РФ Борис Зингерман.

Пациенты в регионах, по его словам, рассчитывают на телемедицину: «Хронические пациенты выступают за получение дистанционного продления своих рецептов. А молодые мамы хотели бы выяснить, что происходит с ребенком прямо здесь и сейчас».

Однако неравномерность покрытия страны высокоскоростным интернетом и оснащения необходимым аудио- и видеомедоборудованием также ограничивает распространение технологии. По данным исследования уровня информатизации и автоматизации в 79 субъектах, проведенного в прошлом году Аналитическим центром при правительстве РФ, в 56% регионов отсутствуют программы цифровизации. При этом для 75% здравоохранение — приоритетная отрасль для внедрения сквозных цифровых технологий.

По данным Счетной палаты РФ, в 2017 году технологиями дистанционной медицинской помощи были охвачены только 17 регионов, в 2018-м — 19. Форсировать развитие телемедицины позволит создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ), заявляли ранее аудиторы. Система должна заработать по всей стране до конца 2024 года.

Источник: https://plus.rbc.ru/news/5ec285ad7a8aa9150a55f51d

22.05.2020

РБК+

Эта информация была полезна для вас?