«Делойт» предупреждает о смене тренда

«Делойт» в новостях

«Делойт» предупреждает о смене тренда

Результаты исследования «Высокие технологии, телекоммуникации, развлечения и СМИ. Прогноз развития отраслей в 2015 году», представленного в Москве руководителем исследовательского центра Deloitte Полом Ли, произвели двойственное впечатление, прежде всего, в силу довольно странного смешения отраслей: с одной стороны ИКТ, а с другой — развлечения и СМИ. Да и круг направлений развития, рассмотренных в исследовании, достаточно субъективен. Здесь есть как действительно горячие темы Интернета вещей, 3D-принтеров и беспилотных летательных аппаратов (дронов), так и довольно узкие вопросы увеличения роли реализации онлайн-заказов через пункты самовывоза, использования наноспутников массой до 10 кг, сохранения позиций бумажных книгоиздателей и вполне очевидные для специалистов соображения о достижении потолка в технологиях перезаряжаемых аккумуляторных батарей. Тем не менее, в докладе Пола Ли отмечен крайне важный и несколько неожиданный тренд.

Он напомнил, что начиная с 1950-х и заканчивая примерно десятилетием назад новые технологии первыми обычно осваивали предприятия: массовый рынок следовал за ними с отрывом в несколько лет или даже несколько десятилетий. Однако в последние десять лет наблюдалась противоположная тенденция, когда тренд развития той или иной технологии задавали частные потребители. Подобная консьюмеризация, когда новые технологии сначала становятся доступными частным лицам, распространилась и на сектор телекоммуникаций. И вот, вроде бы, сейчас маятник качнулся в обратном направлении. Deloitte прогнозирует, что в 2015 г. роль первопроходца в освоении новых технологий опять перейдет к корпоративному рынку.

Так, по прогнозам Deloitte, в 2015 г. продажи устройств, поддерживающих технологии Интернета вещей (Internet of Things, IoT), вырастут на 60% по сравнению с предыдущим годом и составят один миллиард устройств, а их общее количество достигнет 2,8 млрд. Совокупная стоимость проданного IoT-оборудования достигнет 10 млрд. долл., а стоимость услуг, оказываемых посредством такого оборудования — около 70 млрд. долл. Выручка от продажи IoT-оборудования и услуг подключения растет ежегодно на 10–20%, в то время как темпы роста выручки от продаж IoT-услуг составляют 40–50%. И хотя внимание масс-медиа приковано к использованию IoT рядовыми потребителями (например, для управления нагревательными, осветительными и прочими бытовыми приборами — от стиральной машины до чайника), Deloitte прогнозирует, что 60% всех беспроводных IoT-устройств будет, напротив, покупаться и использоваться в корпоративном секторе. Более того, на долю последнего будет приходиться свыше 90% выручки от оказания связанных с IoT услуг.

Объясняется это тем, что стоимость IoT-оборудования пока что чрезвычайно высока, а выигрыш от его использования в быту частным пользователям далеко не очевиден. К примеру, в миллионах домов были установлены интеллектуальные электросчетчики в расчете на то, что среди прочих выгод потребитель сможет узнавать в режиме онлайн о своих ежемесячных затратах на электроэнергию и изменять свое поведение, чтобы сэкономить деньги или благоприятно повлиять на окружающую среду. Спустя три года только 6% потребителей обратили хоть какое-то внимание на показатели своего потребления и менее 2% делали это более одного раза.

В то же время совокупный эффект для электроэнергетических компаний может превышать эффект экономии для конечных потребителей в пять, а то и в десять раз. Интеллектуальные счетчики, электрические сети, дома, города и дороги — вот лишь некоторые примеры экономически перспективных IoT-систем. Промышленные предприятия, сектор мобильного здравоохранения (mHealth), сфера совместного использования транспортных средств (например, прокат автомобилей и мотоциклов), топливно-энергетический комплекс также могут извлечь выгоду из IoT.

Другой пример — дроны. Как считает Deloitte, в 2015 г. число используемых беспилотников гражданского назначения в ценовом диапазоне 200 долл. и выше впервые превысит 1 млн. шт., а объем их продаж составит около 300 тыс. единиц, причем подавляющее большинство будет куплено обычными потребителями. Совокупная выручка данного сегмента составит всего лишь 200–400 млн. долл. В то же время, если говорить о более отдаленной перспективе, в коммерческом секторе у дронов есть гораздо больше областей применения, чем в частном.

Беспилотники стоимостью от 1000 долл. могут выполнять наблюдательные, а в некоторых случаях и транспортировочные функции. При этом не нужен оплачиваемый пилот на каждом борту. Машины смогут выполнять задачи, ранее представлявшиеся неоправданно дорогостоящими. В сельском хозяйстве можно будет оценивать состояние всходов, скотоводы смогут найти заблудившихся животных или даже пасти все стадо. Силам правопорядка и спасателям дроны окажутся полезными в поисковых и спасательных операциях. Геологам они помогут составлять карты неизученной местности или регионов для разведывания нефти. Дронам по силам проверять техническое состояние ветрогенераторов, не прибегая к услугам техников, которым пришлось бы забираться на многометровую высоту. Аналогичным образом можно осуществлять надзор за нефтяными платформами в открытом море.

Еще одно свидетельство в пользу упомянутой выше смены тренда связано с 3D-принтерами. По прогнозам Deloitte, в 2015 г. в мире будет продано около 220 тыс. 3D-принтеров общей стоимостью 1,6 млрд. долл., что в количественном выражении на 100%, а в денежном — на 80% больше, чем годом ранее. К 2017 г. около 70% 3D-принтеров будут проданы частным лицам. Впрочем, и в нынешнем году большинство продаж в физических единицах придется на потребительский сектор. В основном это будут небольшие модели с ограниченным набором возможностей для печати отдельных предметов. Если же говорить об общей стоимости проданных 3D-принтеров и их полезном применении, значительный перевес окажется на стороне промышленного производства. Как считают в Deloitte, именно на долю предприятий, а не на частных потребителей, придется почти 90% стоимости всех проданных принтеров, а также больше 95% напечатанных объектов в количественном выражении и 99% — в денежном. Около 90% продукции промышленной 3D-печати составят прототипы и различные объекты, которые будут использоваться в производственных процессах (создание пресс-форм, интегральных схем, литейных форм или инструментария для производства готовых деталей). Самые мощные из применяемых для этого 3D-принтеров могут стоить до миллиона долларов, но и у более простых моделей средняя цена достигает нескольких сотен тысяч долларов.

Впрочем, эксперты Deloitte не настаивают на том, что все тренды в сфере ИТ теперь обязательно будут определяться предприятиями. Однако весьма вероятно, что модель консьюмеризации перестанет быть единственным трендом, как в 2015 г., так и в более отдаленной перспективе.

 

Автор: Сергей Свинарев, 28.04.2015

Источник:  PCWEEK // http://www.pcweek.ru/idea/article/detail.php?ID=174215

Эта информация была полезна для вас?