борьба с отмыванием денег

«Делойт» в новостях

«Отмываем» по-новому 

Банк России намерен усовершенствовать борьбу с отмыванием денег

Банк России хочет изменить 115-ФЗ «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В частности, ЦБ предлагает законодательно разграничить полномочия банков и других кредитных организаций в части контроля за сомнительными операциями. Портал Банки.ру разбирался в том, с какими трудностями сталкиваются банки при исполнении этого закона и как его могут поменять. 

Схемы набирают обороты

О необходимости новой редакции закона 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» заявила в ходе круглого стола ассоциации «Россия» заместитель начальника управления правового и методического обеспечения Банка России Юлия Мягкова. Она сообщила, что за 13 лет ЦБ выпустил для кредитных организаций более 20 писем рекомендательного характера. В письмах регулятор приводит описание схем проведения сомнительных операций. Однако схемы трансформируются и усложняются.

Первый заместитель начальника ГУ ЦБ РФ по Центральному федеральному округу (ЦФО) Гульнара Муфтахетдинова на встрече с руководителями московских банков 24 апреля обозначила схемы сомнительных операций, которым регулятор, по ее словам, уделяет наиболее пристальное внимание.

Первая схема — вывод денежных средств за пределы территории Российской Федерации и уклонение от уплаты налогов и иных обязательных платежей. При таком сценарии клиенты намеренно завышают цены на декларируемые товары, ввозимые на территорию Российской Федерации. «Намеренное повышение цен подтверждается проверками, проведенными таможенными органами, и заключением таможенных экспертов», — отметила Муфтахетдинова.

Вторая схема связана с профессиональными участниками рынка ценных бумаг и начинает набирать обороты. Суть заключается в следующем. Профессиональные участники рынка ежедневно и на крупные суммы продают ценные бумаги, преимущественно еврооблигации, юридическим лицам-резидентам. Данными юрлицами-резидентами, отмечает Гульнара Муфтахетдинова, обычно являются небольшие российские организации, имеющие признаки подставных фирм. «По счетам юридических лиц-резидентов отмечается несоответствие оснований входящих платежей за товары и услуги с НДС от многочисленных фирм-однодневок и исходящих платежей за ценные бумаги без НДС в пользу профессиональных участников рынка ценных бумаг. В последующем ценные бумаги передавались вышеуказанным юридическим лицам-резидентам — иностранным компаниям в неденежной форме», — пояснила представитель регулятора.

Третья схема — проведение операций, имеющих транзитный характер. Юридические лица, осуществляющие транзитные операции, участвуют в схемах по выводу денежных средств за рубеж и в схемах по их обналичиванию. Гульнара Муфтахетдинова объяснила методику так. Организации, осуществляющие транзитные операции, аккумулируют денежные средства, поступающие от организаций, на своих счетах. Далее они перечисляют эти деньги на счета организаций, которые осуществляют операции, направленные на перечисление денежных средств в пользу нерезидентов. Другой вариант: организации аккумулируют средства на своих счетах в банках-нерезидентах, участвующих в переводе денежных средств в наличную форму.

Представитель ЦБ подчеркнула, что степень вовлеченности кредитных организаций в проведение сомнительных операций клиентов за последние три года демонстрирует позитивную динамику. Так, по данным платежного баланса, их объем сократился с 39 млрд до 8,6 млрд долларов. Однако объем сомнительных операций все еще достаточно велик, а число банков, с которыми ведет работу ЦБ по части выявления сомнительных операций, растет. Если за весь 2014 год было 200 таких банков, то только за I квартал 2015 года их уже больше 115.

Отказ в законе

Какие изменения предлагает внести регулятор в 115-ФЗ? По словам Юлии Мягковой, в рамках данного закона нужно разграничить полномочия кредитных организаций и иных субъектов. В частности, по ее словам, целесообразно законодательно закрепить за банками обязанность отказывать в заключении банковского договора, проведении операций и обслуживании клиентам, операции которых подпадают под критерии сомнительных операций, установленные Банком России. Кроме того, ЦБ выступает за наделение Росфинмониторинга полномочиями по ведению реестра клиентов, которым было отказано в заключении договора счета и проведении операций.

В пресс-службе ЦБ подчеркнули, что за 13 лет работы российской системы противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма «была проведена существенная работа по ее развитию, модернизации и приведению в соответствие международным стандартам». Тем не менее необходимость в новой редакции закона есть. В пресс-службе соглашаются, что с момента издания 115-ФЗ «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» изменения в него вносились более 20 раз. «При этом зачастую изменения носили точечный, узконаправленный характер, — признают в ЦБ. — Анализ практики разъяснения положений закона поднадзорным организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом, позволяет сделать вывод, что возникают затруднения с адекватным правоприменением отдельных механизмов «противолегализационного» контроля».

Как считают в Банке России, новая редакция закона могла бы облегчить его восприятие и систематизировать накопленный опыт. В частности, регулятор предлагает расширить полномочия Федеральной налоговой службы в части сведений о бенефициарных владельцах юридических лиц. «ФНС России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, внесении изменений в их учредительные документы и ведущим в целях учета основной информации о юридических лицах соответствующий реестр. Поэтому может быть рассмотрен вопрос о том, чтобы сведения о бенефициарных владельцах юридических лиц фиксировались при их регистрации и отражались в едином государственном реестре юридических лиц», — сообщили в Банке России.

Заполнить вручную 300 полей

Вопросов с применением ФЗ-115, действительно, масса. На форуме Банки.ру сообщения клиентов о «битвах» с банками по вопросам соблюдения «антиотмывочного» закона появляются регулярно. Клиенты, в частности, жалуются на отказ кредитных организаций в выдаче наличных денежных средств после внесения крупных сумм, а также на блокировку счета.

«Мы регулярно получаем заказы на проведение анализа соблюдения кредитными организациями требований в области противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», — говорит старший менеджер группы по проведению финансовых расследований «Делойт» Рустам Мухаметшин. По его словам, банки обращаются к аудиторским и консалтинговым компаниям за консультацией и просят помочь автоматизировать процессы мониторинга операций, подпадающих под критерии сомнительных, и усовершенствовать автоматизированные решения, связанные с идентификацией и проверкой информации о клиентах.

Методология по ПОД/ФТ (противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. — Прим. ред.) — это сейчас огромный пласт работы, констатируют банкиры. «С вступлением в действие Положения Банка России № 375-П согласование с надзорным органом правил внутреннего контроля каждого банка в целях ПОД/ФТ не требуется. Таким образом, своеобразная «подушка безопасности» в отношении качества основного документа кредитной организации по выполнению требований ФЗ-115 отсутствует», — комментирует начальник службы финансового мониторинга Бинбанка Дина Багатова. По ее словам, за недостатки в разработке правил на соответствие законодательству и нормативным требованиям, своевременность актуализации Банк России активно применяет к банкам санкции по ст.15.27 КоАП. В дополнение к правилам банки разрабатывают внутренние банковские документы, содержащие разъяснения, рекомендации и технологические подробности, необходимые сотрудникам при выполнении функций по ПОД/ФТ.

«На фоне изменений в действующих нормативных документах и издания новых передышки не бывает», — говорит Багатова. Она считает, что новация о снятии обязанности по информированию о сделках могла бы облегчить жизнь банкам. «Сегодня полностью автоматизировать формирование такой отчетности невозможно, и по каждой сделке сведения вводятся вручную — необходимо заполнить почти 300 полей, расчетные же операции могут быть выгружены из АБС, и остается лишь проконтролировать корректность выгрузки», — поясняет начальник службы финансового мониторинга Бинбанка.

В пресс-службе Альфа-Банка порталу Банки.ру сообщили: «Банк очень взвешенно подходит к применению права отказа в открытии счета. Мы допускаем, что недовольными остаются те клиенты, которые не смогли объяснить, каким видом бизнеса они занимаются». В другом банке из топ-10 неофициально признаются, что критерии по отнесению операций к сомнительным написаны «очень размыто». «Если закрывать счета всех клиентов, операции которых соответствуют критериям, можно позакрывать вполне нормальных», — признается банкир, попросивший не называть свое имя.

В «Делойт» считают, что есть проблема и со стороны самих банков. По мнению Рустама Мухаметшина, сегодня далеко не все российские банки готовы тратить существенные суммы на совершенствование механизмов ПОД/ФТ. «Это находит свое отражение в профессиональном составе комплаенс-команд банков, а также в их техническом и методологическом обеспечении», — говорит Мухаметшин. Что касается разграничений полномочий между банками, Росфинмониторингом и ФНС, эксперт поддерживает инициативу регулятора. По словам Мухаметшина, реестр клиентов, которым было отказано в заключении договора счета и проведении операций, будет полезен при условии, что туда попадут действительно те клиенты, обслуживание которых несет существенные риски для кредитных организаций. «В противном случае нет полной уверенности, что данный список будет эффективен», — говорит эксперт.

Рычаг давления?

Международная практика и госорганы многих стран мира уже организуют реестры конечных бенефициарных владельцев, комментируют эксперты. «Это нормально — знать, кто именно осуществляет деятельность от имени юридического лица, являющегося клиентом банка. Это позволит выявлять нежелательных клиентов банка, имена которых скрываются, например, в трастах, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях», — поясняет Рустам Мухаметшин.

Советник адвокатского бюро DS Law Денис Зайцев соглашается, что идея указывать в ЕГРЮЛ сведения о бенефициарных владельцах «интересная». Он напоминает, что сведения о составе участников, что фактически идентично сведениям о бенефициарах, уже доступны в ЕГРЮЛ в отношении обществ с ограниченной ответственностью. «Если распространить такие требования на иные организационно-правовые формы коммерческих организаций, уверен, будет только лучше», — говорит Зайцев.

Впрочем, добавляет эксперт, борьба за прозрачность не должна обернуться обременительными требованиями для самих компаний. К примеру, если акционерное общество уже обязано по закону раскрывать публично сведения об аффилированных лицах, обязанность повторно вносить аналогичные сведения в ЕГРЮЛ выглядит чрезмерной. Комментируя возможность еще более частых отказов банков в проведении операций, юрист указывает на возможные риски. Так, по его мнению, нельзя предусмотреть все варианты сомнительных операций. К тому же это понятие носит достаточно оценочный характер. «При введении такой обязанности ЦБ получит дополнительный рычаг давления на банки, но исполнять ФЗ-115 они от этого лучше не станут», — заключает эксперт.

 

Автор: Анна Брыткова, 27.04.2015

Источник:  "Banki.ru" // http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=7950328&

Эта информация была полезна для вас?