«Делойт» в новостях

Поставить науку на рельсы

Спрос со стороны промышленности может дать российской науке «второе дыхание»

В развитых странах промышленность – основной источник инноваций и главный инвестор в научные разработки. Это позволяет производить товары с высокой добавленной стоимостью и, с другой стороны, создает спрос на научные разработки. Промышленные инвестиции в R&D могли бы дать «второе дыхание» и российской науке.

Российская наука переживает не самые лучшие времена. Инвестиции в R&D и инновации в России составляют, по данным Всемирного банка, только 1,1% от ВВП. По этому показателю Россия находится в третьем десятке стран: в Китае он равен 2%, в США – 2,8%, во Франции – 2,3%, в Южной Корее – 4%. Отечественные расходы на R&D незначительны и в глобальном масштабе. По данным прогноза Global R&D Funding Forecast, который был составлен в декабре 2013 года, по итогам 2014 года расходы на R&D в США должны превысить 31% от мировых, в Китае – 17%, в Японии – 10%, в Германии – 6%. Россия в группу лидеров не вошла, на нее приходится менее 3% мировых расходов на R&D.

Промышленность требует инноваций

В странах, которые лидируют по расходам на науку, «драйвером роста» является промышленность. Инвестиции в научные разработки – это именно ее прерогатива.

Согласно исследованию McKinsey, в затратах частного бизнеса вложения в R&D со стороны промышленности доходят до 90%. Так, доля промышленности в затратах частного бизнеса на R&D в Германии и Южной Корее составляет 89%, в Китае и Японии – 87%, в США – 67%, в Мексике – 69%. В Германии, Японии и Соединенных Штатах именно промышленные компании зарегистрировали от 53 до 73% всех патентов с 2007 по 2009 гг.

Наиболее активно инвестируют в R&D химическая и фармацевтическая промышленность, производители транспортного оборудования, машиностроение, на эти отрасли приходится 34% от всей мировой промышленности с высокой добавленной стоимостью, пишут аналитики McKinsey.

В технологичных отраслях большие инвестиции в R&D – единственный шанс выжить в конкурентной борьбе, комментирует президент ГК «Энергия» Сергей Гуськов. За счет высоких инвестиций в R&D промышленным компаниям удается значительно снижать свои издержки, говорится в отчете консалтинговой компании BCG Research, обнародованном в феврале 2015 года. В ближайшем будущем, например, это произойдет благодаря инвестициям предприятий в робототехнику. По прогнозам BCG Research, к 2025 году внедрение промышленных роботов в среднем по миру позволит сэкономить 16% затрат на оплату труда в реальном секторе. При этом ожидается, что в таких странах, как США, Япония, Южная Корея, Германия и Китай, где больше всего развита промышленная робототехника, внедрение передовых промышленных роботов позволит повысить производительность труда на 30%.

Компании активно инвестируют в R&D, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе, однако в результате выигрывают все – развиваются НИОКР, у ученых появляется больше возможностей проводить исследования и разрабатывать новые технологии.

Многие инновации и технологии, которые изначально появились в промышленности, затем помогают повышать производительность в других секторах, тем самым обеспечивая мультипликативный эффект для экономики. Так, в 20 веке тяжелое машиностроение помогло повысить производительность в сельском хозяйстве и строительном секторе, говорится в исследовании McKinsey. Позднее промышленные инновации способствовали, например, появлению торговых касс самообслуживания в ритейле и RFID-меток, а также применению GPS в логистике и транспорте.

«В идеале промышленность инвестирует в науку, и та, в свою очередь, выдает ориентированные на практическое применение результаты», – говорит Сергей Гуськов, президент ГК «Энергия». Классическим примером удачных инвестиций в науку со стороны промышленности (правда, не частных, а государственных) являются проекты по созданию атомного оружия, которые, фактически с нуля, сформировали новую отрасль – атомную энергетику, говорит Станислав Сафин, заместитель генерального директора компании ФинЭкспертиза. На сегодняшний день, например, во Франции более 70% электроэнергии вырабатывается именно на АЭС, добавляет эксперт.

Нефть отбивает тягу к новому

Российские компании не спешат увеличивать свои вложения в науку. В 2014 году исследовательским центром при Европейской комиссии был составлен рейтинг 2500 промышленных компаний, больше всего инвестирующих в НИОКР (R&D). Первое место в нем заняла компания Volkswagen, которая вложила в научные разработки 11,7 миллиарда евро.

В сумме 2500 компаний инвестировали в R&D около 538 миллиардов евро. При этом в рейтинг попали всего пять российских компаний, и только три из них оказались в первой тысяче.

Впрочем, согласно официальной статистике, в последние годы инвестиции в R&D в абсолютном выражении выросли. Так, по данным Росстата, если в 2010 году затраты на технологические инновации в компаниях составили 400 млрд рублей, то в 2013 — 1,1 трлн рублей. Этот рост объясняется, в частности, активностью государства, считает директор департамента нанотехнологических центров Фонда инфраструктурных и образовательных программ (группа РОСНАНО) Руслан Титов. «В первую очередь речь идет о работе институтов развития, многие НИОКР проводятся в рамках реализуемых совместно с ними проектов», – комментирует эксперт.

Сами же компании не слишком заинтересованы в развитии R&D. «Прослойка российских предприятий, выстроивших свою бизнес-модель, основываясь на НИОКР, крайне тонка – по последним доступным данным официальной статистики инноваций, доля таких компаний среди предприятий промышленного производства не превышает 5%», – констатирует научный сотрудник международной лаборатории экономики инноваций Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Виталий Рудь.

Большая часть инвестиций в R&D в России сегодня связана с оборонной промышленностью, считает Сергей Гуськов. Эти инвестиции направлены на замещение существующих технологий. Такие инвестиции за редким исключением всего лишь позволяют выпускать покупаемый продукт, а не делать производство более эффективным.

Российские предприятия не инвестируют в R&D прежде всего потому, что не верят в стратегию, основанную на исследованиях и разработках, – она не гарантирует коммерческий успех,говорит Рудь. «Лишь половина предприятий из тех, что внедряла новые технологии, считает, что этот факт сыграл значимую роль в коммерческом успехе. Поэтому даже предприятия в секторе высоких технологий с большей охотой занимаются закупкой готовых технологий, например, в форме машин и оборудования», – отмечает эксперт.

Да и самому государству неинтересно инвестировать в R&D, пока есть возможность получать доход от нефти и газа.

«В США многие стартапы финансируются через венчурные фонды или с поддержкой крупных корпораций или олигархов. В России нет ничего подобного. Венчурных фондов нет, а государству это не интересно, так как нефтегаз генерируют значительно более масштабный денежный поток. Там нет рисков, таких как в хайтеке, этот вид доходов понятен и стабилен», – говорит экономист Павел Рыков.

Инновации надо выращивать

Несмотря на отставание от стран-лидеров по инвестициям в R&D, российская наука еще сохранила свой потенциал. Она обеспечена сильными интеллектуальными ресурсами и не утратила связей с мировой наукой – «для России это должно стать опорным пунктом для восстановления позиций в мировой науке», говорится в исследовании Global Research Report.

Однако для того, чтобы отечественные компании активнее инвестировали в R&D, необходимо создавать стимулы, уверены эксперты.

«Российская промышленность нуждается во «втором дыхании», которым бы могли стать вновь созданные высокотехнологичные компании», — говорит Сергей Гуськов. По его словам, именно так российская наука могла бы получить устойчивый спрос на свои разработки.

Для этого нужна комплексная система господдержки и R&D, и промышленности, которая эти разработки применяет, считает эксперт.

Привлечь инвестиции в R&D можно было бы через создание налоговых стимулов для компаний, занимающихся инновациями. Формально в России они есть и сейчас. Как говорится в докладе компании Deloitte «Глобальное исследование по налоговым стимулам для НИОКР за 2014 год», в России компании, инвестирующие в НИОКР, могут требовать вычета расходов, связанных с такой деятельностью, из базы по налогу на прибыль. Однако этой возможностью в России сейчас пользуется небольшое число предприятий.

«Основные препятствия к широкому применению льготы лежат в практической плоскости. Налоговые специалисты часто не понимают, как подготовить техническую документацию, а инженеры не знают, какое отношение их деятельность имеет к НИОКР. Часто бывает и так, что компания не понимает действительного объема расходов возможных к заявлению и считает льготу нематериальной», – комментирует руководитель практики по налоговым льготам Deloitte Василий Марков. Кроме того, по словам эксперта, сложности возникают и в процессе налоговых проверок. Инспекторы на местах часто сами недостаточно хорошо понимают механизм работы льготы, и от компании требуют дополнительные усилия по пояснению своей позиции.

Увеличить приток инвестиций в НИОКР могло бы государственное стимулирование потребления инновационных товаров (так, например, на ранних этапах развития энергосберегающих технологий основным их потребителем был ВМС США), господдержка исследований в таких перспективных сферах, как робототехника и введение государственной стандартизации (например, через внедрение экологических стандартов). Однако вместо этого крупным компаниям сегодня гораздо проще договориться с государством, чем повышать собственную эффективность, отмечает Гуськов. «Яркий пример, иллюстрирующий нежелание повышать свою эффективность, ситуация с тарифом на передачу электроэнергии. Сетевая составляющая в нем в средней цене кВт часа - порядка 2/3, или около 2 рублей из 3,5. При этом сетевики якобы тратят весьма значительные средства на НИОКР. Куда они направлены, если не на снижение затрат на передачу и потерь?», - говорит эксперт.

Сегодня российской промышленности мешает думать об инвестициях в науку не только отсутствие стимулов, но и наличие других существенных проблем.

Дорогие кредиты, налоговая нагрузка, снижение внутреннего спроса заставляют концентрироваться скорее на выживании, а не на глобальной конкурентоспособности. В результате спрос на разработки отечественной науки не растет.

«Для увеличения инвестиций в НИОКР со стороны российских компаний нужен благоприятный экономический климат в стране и долгосрочное мышление. Сейчас же наш бизнес думает в короткую и «сидит на чемоданах», – резюмирует руководитель проектов Института исследований развивающихся рынков бизнес-школы «Сколково» Андрей Шапенко.

 

Автор: Наталия Еремина 

Источник:  Газета.ru // http://www.gazeta.ru/growth/2015/04/20_a_6646877.shtml 

Эта информация была полезна для вас?