Новости

Выпуск от 9 августа 2019 года

В новом выпуске: ВС РФ рассмотрит вопрос о том, возникает ли выплата процентов при конвертации долга по процентам во вклад в имущество; и многое другое.

Предлагаем вашему вниманию новый выпуск Ежедневного информационного бюллетеня. Также в выпуске представлены анонсы о новых публикациях и предстоящих мероприятиях «Делойта».

ВС РФ рассмотрит вопрос о том, возникает ли выплата процентов при конвертации долга по процентам во вклад в имущество

Налогоплательщик провел реструктуризацию контролируемой задолженности по долговому обязательству перед иностранной сестринской компанией (Нидерланды):

  • заимодавец уступил право требования долга по займам и процентам непосредственному учредителю налогоплательщика (Финляндия);
  • учредитель принял решение о внесении вклада в имущество в целях увеличения чистых активов;
  • переведенное на учредителя право требования долга было зачтено в счет оплаты вклада в имущество.

По мнению инспекции, в момент зачета произошла выплата процентов в неденежной форме, в связи с чем налогоплательщик должен был исполнить функции налогового агента и удержать налог на доходы у источника в отношении процентов, переквалифицированных в дивиденды.

Налог у источника был исчислен по ставке 15% в соответствии с СОИДН с Нидерландами.

Суды трех инстанций согласились с инспекцией.

ВС РФ передал дело на новое рассмотрение, указав на необходимость анализа следующих аргументов налогоплательщика:

  • контролирующим лицом по спорной задолженности выступает финский учредитель, в связи с чем при определении размера ставки налога у источника должно применяться СОИДН с Финляндией, а не Нидерландами (в этом случае ставка составила бы 10%);
  • в результате внесения вклада в имущество путем зачета долга учредитель не получил никакого дохода;
  • зачет оплаты вклада в имущество в счет погашения долга фактически представляет собой прощение долга, в связи с чем никакой выплаты процентов в неденежной форме также не было, а значит, оснований для удержания налога у источника не имеется.

Таким образом, вопрос о том, возникает ли обязанность по уплате налога на доходы у источника в случае зачета долга по процентам в счет оплаты вклада в имущество, в ближайшее время будет разрешен на уровне ВС РФ.

Подробнее

Источник: «Официальный интернет портал электронного правосудия»

 

Антон Зыков, Разрешение налоговых споров

АС Сахалинской области: первое положительное дело о применении концепции фактического получателя дохода к дивидендам

Общество выплатило дивиденды двум акционерам, причем распределение прибыли было осуществлено непропорционально участию:

  • в пользу кипрского акционера (49% участия) было распределено 99% прибыли;
  • в пользу российского акционера (51% участия) был распределен 1% прибыли.

Такой порядок распределения чистой прибыли был предусмотрен уставом общества.

Налогообложение при выплате дивидендов осуществлялось в следующем порядке:

  • в отношении 49% дивидендов, выплаченных кипрскому акционеру, налог был удержан по ставке 5% (льготная ставка по СОИДН с Кипром);
  • в отношении 50% дивидендов, выплаченных кипрскому акционеру, налог не удерживался, поскольку выплата была квалифицирована как прочий доход, а не дивиденды (освобождение по СОИДН);
  • в отношении 1% дивидендов, выплаченных российскому акционеру, налог был удержан по ставке 9%.

По мнению инспекции, фактическим получателем дохода являлась британская компания, в связи с чем налог должен был быть удержан по ставке 10% на основании СОИДН с Великобританией (инспекция самостоятельно применила «прозрачный» подход).

Также, по мнению инспекции, налог должен был быть удержан со всей суммы дивидендов, выплаченных кипрскому акционеру, а не только той части, которая соответствует доле участия в капитале российского общества.

По обоим эпизодам суд первой инстанции принял решение в пользу налогоплательщика.

Среди обстоятельств, подтверждающих наличие у кипрского акционера статуса фактического получателя дохода, были указаны следующие:

  • дивидендный доход не перечислялся британскому бенефициару, а был использован для предоставления процентного займа взаимозависимой немецкой компании (при этом какой-либо информации о дальнейшем движении средств от немецкой компании в тексте решения нет);
  • с процентов, полученных по выданному займу, кипрский акционер уплачивал налоги на территории Кипра, при этом сумма уплаченных налогов превышает вменяемую налоговым органом экономию на уплате налога на доходы у источника;
  • акционер осуществлял реальную инвестиционную деятельность, реинвестируя полученный доход в выдаваемые займы и иные приносящие доход активы (в том числе доли в невзаимозависимых компаниях);
  • довод инспекции о том, что денежные средства были переведены акционером на счет в британском банке, не свидетельствует о транзите дохода на счет британской компании, поскольку средства остались в распоряжении кипрского акционера;
  • право на распоряжение полученным доходом не ограничено никакими юридическими документами или неформальными договоренностями;
  • акционер самостоятельно нес все административные расходы, связанные с его деятельностью: заработную плату сотрудников, вознаграждение директоров, расходы на юридические и консультационные услуги, затраты на аренду офиса и другие;
  • инвестиции в российскую дочернюю компанию составляли менее 2% от всего портфеля активов акционера, основным активом являлась дебиторская задолженность (выданные займы);
  • кипрский акционер был учрежден за 11 лет до первой выплаты дивидендов и продолжает осуществлять предпринимательскую деятельность до настоящего времени.

Интересно, что инспекция пыталась признать российского акционера номинальным, но безуспешно, так как:

  • компания работает на рынке более 11 лет;
  • у нее 13 подразделений на территории РФ, через которые осуществляется деятельность по предоставлению услуг, связанных с добычей газа и нефти;
  • инвестиции в российскую дочку составляли менее 4% от общей балансовой стоимости активов.

Стоит отметить, что ФНС России сама отменила эпизод, связанный с доначислением налога исходя из ставки 10%, что не помешало суду рассмотреть данный спор по существу.

По второму эпизоду (квалификация части дивидендов, выплаченных сверх доли участия, в качестве прочего дохода, освобождаемого от налогообложения по СОИДН с Кипром) суд также признал правоту налогоплательщика.

В частности, суд отметил следующее:

  • в соответствии с НК РФ дивидендами признается доход, полученный акционером при распределении прибыли по принадлежащим ему акциям/долям пропорционально доле участия в организации, выплачивающей дивиденды;
  • часть прибыли, распределенная непропорционально, не признается дивидендами (аналогичная позиция изложена в письме Минфина России от 30 июля 2012 года № 03-03-10/84);
  • сам налогоплательщик заблаговременно позаботился о потенциальном споре, получив еще в 2011 году адресные разъяснения, подтверждающие вывод о том, что выплаты сверх суммы пропорционально распределенных дивидендов являются прочим доходом и налогом на доходы у источника в России не облагаются.

Это первый прецедент, в котором идет речь о порядке налогообложения непропорционально выплаченных дивидендов.

Подробнее

Источник: «Официальный интернет портал электронного правосудия»

 

Алексей Сергеев, Разрешение налоговых споров

АС Красноярского края: подтверждение фактического права на доход в отношении лизинговых платежей

Налогоплательщик выплатил белорусскому контрагенту доход в виде лизинговых платежей.

Налог у источника не удерживался.

Спор возник вследствие разного подхода к применению норм СОИДН:

  • компания полагала, что лизинговые платежи являются частью прибыли контрагента и не подлежат налогообложению в России (в соответствии со ст. 7 СОИДН);
  • инспекция же полагала, что лизинговые платежи являются прочим доходом, не поименованным в иных статьях, в отношении которого СОИДН предусматривает возможность налогообложения у источника выплаты (в соответствии со ст. 18 СОИДН).

Кроме того, по мнению инспекции, компания не представила доказательства наличия у белорусского контрагента фактического права на доход.

Суд согласился с наличием у России права на налогообложение лизинговых платежей, полученных белорусским лизингодателем.

А вот в части доводов об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие у лизингодателя статуса фактического получателя дохода, суд признал правомерной позицию налогоплательщика.

Инспекция подошла к вопросу подтверждения фактического права на доход очень формально, указав на непредставление документов, которые были рекомендованы Минфином России в своих разъяснениях (документы о наличии/отсутствии обязательств перед третьими лицами, ограничивающих право на распоряжение доходом; документы, подтверждающие осуществление реальной предпринимательской деятельности, и пр.).

Суд же указал, что разъяснения ведомства носят рекомендательный характер, а конкретный перечень документов, подтверждающих право на доход, НК РФ не установлен.

При этом документов, представленных налогоплательщиком (письмо контрагента о том, что он осуществляет деятельность на территории Белоруссии и является конечным получателем лизингового вознаграждения; свидетельство о регистрации; справка налоговых органов), достаточно для подтверждения фактического права на доход.

Подробнее

Источник: «Официальный интернет портал электронного правосудия»

 

Евгения Баранова, Разрешение налоговых сборов

АС Ивановской области: налог на доходы у источника при выплате дивидендов кипрскому участнику, фактическим получателем которых является эстонский бенефициар

Инспекция отказала в применении пониженной ставки налога на доходы у источника (5%) при выплате дивидендов кипрскому участнику по причине отсутствия у него статуса фактического получателя дохода.

Аргументы налогоплательщика:

  • выполнены все условия применения пониженной ставки по нормам СОИДН;
  • отсутствует транзитность: полученный дивидендный доход был использован для предоставления займов другим компаниям, т. е. для инвестиционных целей, что является обычной предпринимательской деятельностью;
  • распределение дивидендного дохода на бенефициарного участника (резидента Эстонии) не осуществлялось, средства не выбывали из собственности кипрской компании;
  • выводы налогового органа были построены на информации, полученной от налоговых органов Эстонии, при этом законных оснований для использования такой информации не было, поскольку она была получена с нарушением порядка обмена информацией, предусмотренного п. 6 ст. 28 Страсбургской конвенции;
  • эстонские органы имели право раскрывать РФ информацию, содержащую налоговую тайну, лишь за налоговые периоды, начинающиеся с 1 января 2016 года (это, в частности, подтверждается и заключением эстонского адвокатского бюро).

Суд поддержал инспекцию, приведя в числе прочих следующие выводы:

  • кипрский участник приобрел акции налогоплательщика у физического лица — бенефициара (резидента Эстонии), при этом фактически средства бенефициару в оплату акций перечислены не были;
  • после приобретения акций было принято решение об увеличении уставного капитала за счет выпуска дополнительного пакета акций;
  • стоимость дополнительно выпущенных акций была оплачена кипрским участником за счет займа, полученного от эстонской компании, в которой бенефициар является членом правления;
  • возврат займа был осуществлен только после получения дивидендов, что свидетельствует о создании видимости прямого вложения требуемого по СОИДН объема инвестиций для целей получения формального права на пониженную ставку;
  • фактически управление кипрской, а также российской компанией осуществлялось самим бенефициаром, что подтверждают выданные ему доверенности;
  • дивидендный доход перечислялся в качестве займа трем эстонским компаниям, аффилированным с бенефициаром;
  • у кипрской компании не было сотрудников, акционерный капитал самой компании не был оплачен, каких-либо иных доходов, помимо дивидендов, не было, все активы кипрской компании состояли из инвестиций в российское дочернее общество, дебиторской задолженности по выданным займам и средств, полученных в виде дивидендов;
  • довод о недопустимости использования информации, предоставленной эстонскими органами, был отклонен на том основании, что государства могут согласиться распространять положения об обмене информацией на более ранние периоды, при этом какого-либо письменного заверения такого согласия не требуется;
  • заключение адвокатского бюро не было признано относимым доказательством, поскольку является частным мнением сотрудников бюро и не отражает официальную позицию эстонских государственных органов.

С учетом изложенного был поддержан вывод о техническом характере кипрского участника.

Налог у источника был начислен по ставке 15% (СОИДН с Эстонией до сих пор не ратифицировано, в связи с чем вопрос сквозного подхода даже не поднимался).

Подробнее

Источник: «Официальный интернет портал электронного правосудия»

 

АС Владимирской области: еще одно отрицательно дело о применении концепции фактического получателя дохода к дивидендам, выплаченным кипрским акционерам

Налоговый орган оспорил применение налогоплательщиком (АО «Генериум») пониженной ставки налога на доходы у источника (5%) при выплате дивидендов кипрским акционерам.

Инспекция оспорила наличие у кипрских участников статуса фактических получателей дохода и начислила налог по ставке 15%.

Данный спор достаточно долго не рассматривался судом по существу ввиду ходатайства кипрских участников о вступлении в дело в качестве третьих лиц, в удовлетворении которого было отказано.

При рассмотрении дела по существу суд первой инстанции согласился с выводами налоговой инспекции о техническом характере деятельности кипрских участников по следующим причинам:

  • кипрские компании не получали иных доходов, помимо дивидендов от российского общества, и осуществляли операции только с взаимозависимыми лицами;
  • у них не было сотрудников, недвижимости и прочих активов, они не осуществляли типичные для своей деятельности расходы;
  • полученные дивиденды были транзитом перечислены взаимозависимым лицам — резидентам Кипра, Британских Виргинских островов, Дании, Норвегии и РФ в виде дивидендов или займов, при этом процентный доход по займам не отражался (из текста судебного решения не вполне понятно, исследовался ли вопрос дальнейшего движения полученных денежных средств);
  • члены совета директоров и сотрудники российского общества (и его взаимозависимых лиц) представляли интересы кипрских компаний по доверенностям;
  • счета кипрских компаний открыты в одном банке, и сами компании зарегистрированы в один день одним регистратором, учредительные документы разработаны одной юридической компанией;
  • управление платежами осуществлялось в том числе с IP-адресов, принадлежащих обособленным подразделениям самого российского общества.

Также суд сделал следующие выводы:

  • аккумулирование дивидендного дохода на счетах кипрских участников в течение некоторого времени до момента его перечисления взаимозависимым лицам не свидетельствует о наличии фактического права на доход;
  • довод об осуществлении кипрскими компаниями инвестиционной деятельности не принят, поскольку инвестиции профинансированы займами от взаимозависимых лиц и дивидендный доход направляется на погашение займов;
  • сам по себе факт владения акциями российских компаний в отсутствие реального участия в их деятельности не подтверждает ведение инвестиционной деятельности;
  • доводы о несении существенных рисков в случае ухудшения ситуации в России не приняты, поскольку внутригрупповые сделки не выходят за пределы контроля со стороны тех же собственников бизнеса и не могут рассматриваться в качестве рисковых операций.

Налог у источника был начислен по ставке 15%, вопрос применения «сквозного» подхода не рассматривался.

Подробнее

Источник: «Официальный интернет портал электронного правосудия»

 

Алексей Сергеев, Разрешение налоговых споров

В Госдуму РФ внесен законопроект об изменении порядка налогообложения при безвозмездной передаче амортизируемого имущества, приобретенного за счет субсидий

В соответствии с НК РФ применяется следующий порядок учета субсидий, использованных в целях приобретения амортизируемого имущества (к субсидиям также приравниваются средства, полученные от концедента по концессионному соглашению и от публичного партнера по соглашению о государственно-частном партнерстве/муниципально-частном партнерстве):

  • сумма субсидии признается внереализационным доходом по мере начисления амортизации в отношении приобретенных за счет субсидии объектам;
  • при реализации, ликвидации или ином выбытии объектов оставшаяся сумма субсидии включается в состав внереализационных доходов на дату такого выбытия.

В случае безвозмездной передачи объекта складывается ситуация, когда расходы в виде остаточной стоимости объекта не могут быть учтены для целей налогообложения прибыли, а оставшаяся сумма субсидии, тем не менее, должна быть включена в состав доходов.

Это приводит к тому, что налогоплательщики не заинтересованы в безвозмездной передаче объектов государственным органам, учреждениям и унитарным предприятиям ввиду появления дополнительных налоговых расходов.

В соответствии с законопроектом предлагается разрешить вычет стоимости объектов, созданных за счет субсидий и безвозмездно передаваемых государственным органам, ГУП/МУП и учреждениям.

Такой расход будет вычитаться в пределах суммы восстановленной во внереализационный доход суммы субсидии.

Помимо этого, в соответствии с законопроектом предлагается уточнить состав доходов, не учитываемых участниками РИП при расчете доли доходов от реализации товаров, произведенных в рамках РИП.

В дополнение к доходу в виде положительных курсовых разниц предлагается также не учитывать внереализационный доход в виде субсидий.

Подробнее

Источник: «Официальный сайт Государственной Думы РФ»

 

Дмитрий Пожарный, Корпоративное налогообложение

Минфин России: ставка НДС по операциям реализации детских пеленок

Ведомство разъяснило порядок обложения НДС детских пеленок, в частности:

  • НДС 10% применяется в отношении реализации товаров с кодами ОКПД2:
  • 13.99.19.122 «Пеленки детские и аналогичные изделия санитарно-гигиенические из ваты из хлопка (в части детских пеленок);
  • 13.99.19.132 «Пеленки детские и аналогичные изделия санитарно-гигиенические из ваты из химических нитей (в части детских пеленок)»;
  • 13.99.19.142 «Пеленки детские и аналогичные изделия санитарно-гигиенические из ваты из прочих текстильных нитей (в части детских пеленок)»;
  • НДС 20% применяется в отношении реализации товаров с кодом ОКПД2 17.22.12.120 «Подгузники и пеленки детские из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты и полотна из целлюлозных волокон».

Подробнее

Источник: «КонсультантПлюс»

 

Светлана Романова, Косвенное налогообложение

Минфин России: квалификация объектов основных средств в качестве движимого/недвижимого имущества

Министерство еще раз напомнило, что по вопросу отнесения спорного имущества к недвижимости необходимо руководствоваться ст.ст. 130 и 131 ГК РФ и Федеральным законом от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».

Данные правовые акты содержат следующие критерии для квалификации объекта имущества в качестве недвижимости:

  • наличие записи в ЕГРН;
  • при отсутствии сведений в ЕГРН — наличие оснований, подтверждающих прочную связь объекта с землей и невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению (на основании документов технического учета, разрешений на строительство и/или ввод в эксплуатацию, проектной или иной документации).

Также необходимо учитывать сложившуюся судебную практику, в том числе:

  • Определение ВС РФ от 11 декабря 2018 года по делу № А40-176218/2017 (о том, что технологические трубопроводы и газоходы являются недвижимым имуществом);
  • Определение ВС РФ от 12 июля 2019 года по делу № А05-879/2018 (о том, что производственное оборудование не является частью объекта недвижимости);
  • Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Подробнее

Источник: «КонсультантПлюс»

 

Татьяна Глазнева, Корпоративное налогообложение

ФНС России разработала форму и формат для представления сведений о контролирующих лицах международных компаний

Служба разработала единую форму, с помощью которой международные компании смогут представлять сведения о своих контролирующих лицах с 1 января 2020 года.

При этом до 1 января международные компании, как и прежде, могут представлять сведения о контролирующих их лицах в произвольной форме или по ранее рекомендованной ФНС России.

Так, в новой форме:

  • указываются сведения о контролирующем лице и основания для признания его таковым;
  • раскрывается порядок его участия в международной компании, если он участвует в ней через третьих лиц, и сведения о всех лицах последовательности такого косвенного участия.

Подробнее

Источник: «Официальный сайт ФНС России»

 

Наталья Иванцова, Международное налогообложение

Эта информация была полезна для вас?