Сбербанк

«Делойт» в новостях

До IT не дойти

Отечественное ПО пока прижилось лишь в транспортной логистике леспрома

Цифровизация экономики, то есть внедрение передовых информационных технологий, может принести России в ближайшие 5-7 лет как минимум 15 триллионов рублей. В деревообработке большая часть программного обеспечения - иностранная, что в период санкционного давления довольно уязвимо, считают эксперты.

— Для начала необходимо условно разделить все программное обеспечение на четыре части - по уровням автоматизации предприятия, — пояснил «РГ» исполнительный директор Института прикладного анализа данных международной компании «Делойт», СНГ Алексей Минин. — Первый уровень — базовой автоматизации и синхронизации оборудования — MES (от английского manufacturing execution system — система управления производственными процессами) и ниже.

Здесь количество импортного программного обеспечения равно количеству импортных станков и оборудования, так что ситуация стабильна, полагает эксперт. Об этом, в частности, говорилось и в документах Совета Федерации России. Впрочем, сами сенаторы бьют тревогу: «Согласно экспертным оценкам, в период с 2000 по 2014 год доля оборудования отечественного производства снизилась с 29 до 5 процентов, — отмечали они в своем докладе. — Импортное оборудование на рынке составляет более 95 процентов". Доля импортного ПО в производимом оборудовании аналогична и будет представлена по сути теми же иностранными игроками - поставщиками системы автоматизации и программного обеспечения к ним. Или на рынке будут действовать сами производители оборудования, которые предлагают станки с уже встроенным ПО, считают эксперты.

Следующим уровнем автоматизации является уровень ERP (Enterprise Resource Planning — планирование ресурсов предприятия). Это системы учета, тут доля российского ПО значительно выше. В основном оно представлено компанией 1С — программами для ведения различных видов учета, а также компанией SAP — программное обеспечение, автоматизирующие работу бухгалтеров, кадровой, финансовой служб, торговых отделов, складскую логистику и т.д.

— Впрочем, на рынке есть и нишевые игроки, но их доля исключительно мала, — сетует Алексей Минин. — С другой стороны, на этом уровне также есть ряд поставщиков логистических решений для складской и транспортной логистики, причем как российского, так и иностранного производства. Здесь тоже все зависит от того, какой ERP-системой пользуется предприятие.

— Можно сказать, что если рынок систем складского учета больше представлен иностранными компаниями, то в вопросах транспортной логистики перевес на стороне российских компаний — в силу специфики российской транспортной системы, — считает эксперт «Делойта».

Третий уровень автоматизации предприятия — CRM (управление продажами и отношениями с клиентами). О таких внедрениях эксперту ничего не известно. И, наконец, четвертый уровень — EMS-системы (автоматизации принятия управленческих решений и их поддержки, основанные на системах искусственного интеллекта). На большинстве западных предприятий именно этот уровень является наиболее конкурентным на сегодняшний день, поскольку решений, доказавших свою стопроцентную производительность, пока что нет. Но с учетом специфики российского рынка деревообработки про этот уровень говорит сегодня еще очень преждевременно. Этот рынок в России настолько мал, что крупные ИТ-компании вряд ли обратят на него свое внимание в ближайшее время.

Официально признано, что отраслевая научно-исследовательская и проектная база развития лесного машиностроения разрушена. По сути перестала существовать база сервисного и эксплуатационного обслуживания отечественной лесной техники.

Зато растет на российском рынке доля подержанной техники. Экспертная оценка перспектив развития отрасли, технологической и технической оснащенности и потребности в лесных машинах на период до 2020 года показывает, что потребность в лесных машинах может составить более 32 тысяч единиц. В начале 1990-х годов 23 заводами Главдревстанкопрома производилось около 30-35 тысяч деревообрабатывающих станков и линий ежегодно. По данным Росстата, сейчас на трех крупных предприятиях изготавливается всего от 4 до 6 тысяч единиц деревообрабатывающего оборудования. Пять средних, 26 — малых и 71 микропредприятие занимаются выпуском отдельных компонентов. Поэтому и для ИТ-сектора отрасль пока особого интереса не представляет.

Кстати

Производственные возможности отечественного лесопромышленного комплекса вполне сопоставимы с нефтяной отраслью. Тем не менее вклад лесного комплекса в общий объем промышленного производства вчетверо меньше, чем у «нефтянки». Доля лесного комплекса в валовом внутреннем продукте составляет всего 0,7 процента, а в мировом производстве круглых лесоматериалов — 5,4 процента. В мировом экспорте лесоматериалов за нашей лесопромышленностью остается около 18 процентов, тогда как в валютной выручке от экспорта — всего 4,3 процента. Между тем эффект от оптимизации логистики и определения порядка приоритетности отправлений в российской промышленности может дать к 2025 году эффект, оцениваемый примерно в 1,5 триллиона рублей. Такую оценку дала международная компания МсКinsey в июле этого года.

14.09.2017

Российская Газета

Эта информация была полезна для вас?