Эксперимент с маркировкой лекарств может привести к появлению налоговых претензий к участникам фармрынка

«Делойт» в новостях

Эксперимент с маркировкой лекарств может привести к появлению налоговых претензий к участникам фармрынка

По факту производитель будет получать меньше указанной в договоре стоимости

Участники эксперимента с маркировкой лекарств должны передавать в информационную систему (оператор — Федеральная налоговая служба, ФНС) сведения о цене препарата, говорится в проекте методических рекомендаций Росздравнадзора: иностранные держатели регистрационного удостоверения или их представители — при регистрации данных об отгрузке и о ввозе, а производители, дистрибуторы, аптеки и больницы — при движении препаратов по цепочке.

В систему будет передаваться цена из первичного документа, который подтверждает перемещение препарата от одного субъекта к другому, объясняет представитель ФНС. Мониторинг не может дать адекватной информации: в нем нет данных, кроме цены, — бонусов за эффективность и договоров о продвижении, считает старший юрист Baker & McKenzie Сергей Ломакин.

В договоре поставки будет одна цена, а по факту производитель получит меньше — за вычетом бонусов и проч. — и ФНС может подумать, что компании недоплачивают налоги, говорит заместитель гендиректора Stada CIS Иван Глушков.

Проблем нет — у компаний будут все подтверждающие документы, полагает управляющий директор «Новамедики» Александр Кузин.

«Мы ждем разъяснений ФНС», — говорит сотрудник крупной компании с фармрынка. Бонусы обычно не меняют цены лекарств, это положение включается в договор, чтобы продавец и покупатель не должны были корректировать свои обязательства по НДС, отмечает Олег Березин, партнер Департамента консультирования по налогообложению и праву, Руководитель Группы по работе с компаниями медико-биологических наук и здравоохранения компании «Делойт», СНГ.

Но есть другая опасность. ФНС в автоматическом режиме будут доступны данные о ввозной цене на лекарства; существенные отклонения от нее могут стать основанием для проведения налоговой проверки, например, трансфертного ценообразования, предупреждает Березин: значительную долю лекарств импортируют «дочки» иностранных производителей или аффилированные компании и такие операции признаются контролируемыми с точки зрения трансфертного ценообразования. Кроме того, будет автоматически доступна информация о выбытии непроданных лекарств (например, недостача, уничтожение) и налоговикам будет проще выявлять неправомерное, по их мнению, уменьшение налоговой базы, полагает Березин.

Цена производителя в документе для импортных лекарств без дальнейшего пояснения термина создает сложность, отмечает Ломакин. Поставками нередко занимаются не сами производители, а логистические операторы, у них иная цена, непонятно, какую указывать в метке, чтобы выполнить требования, говорит эксперт. Для компаний угрозы никакой нет, уверяет федеральный чиновник, ФНС не будет использовать данные.

Главная задача — сделать рынок прозрачным, уверяет другой федеральный чиновник: если у налоговой будут подозрения, то она проверит компанию обычным образом.

Эксперимент коснется свыше 60 наименований лекарств, из них 10 по программе «7 нозологий» (самые дорогие), — около 10% рынка. При маркировке всех лекарств система отследит 6 млрд упаковок в год и более 350 000 участников оборота, пишет Росздравнадзор.

Представитель Росздравнадзора не ответил на вопросы о цене, а представитель ФНС не ответил, как система будет работать.

21.02.2017

Ведомости

Эта информация была полезна для вас?