Позиции регуляторов мира относительно ICO

Статья

Decryption: ICO

Позиции регуляторов мира относительно ICO

На этой странице мы постарались собрать позиции регуляторов разных стран относительно процедуры ICO. Наш материал постоянно обновляется, поэтому рекомендуем оставить адрес электронной почты – так вы сможете получать нашу аналитику практически сразу же после выпуска позиции в той или иной юрисдикции.

Австралия

наверх

В сентябре 2017 года Австралийская комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ASIC) опубликовала информацию о возможных случаях применения действующего законодательства к проведению ICO.

Как и большинство юрисдикций, Австралия придерживается прагматического подхода: при анализе ICO и токенов ASIC будет обращать внимание на фактические обстоятельства и экономическое содержание отношений эмитента токенов с держателями токенов.

В качестве одного из критериев применимости норм австралийского законодательства ASIC указала на возможность участия в ICO лиц из Австралии независимо от фактического места проведения кампании по сбору средств. 

Помимо прочего, ASIC выделила следующие ситуации применимости норм австралийского законодательства.

1. ICO является схемой коллективного инвестирования (СКИ). СКИ выявляется по методике, похожей на используемую американским регулятором (Howey тест). Обязательными признаками СКИ являются:

  • передача активов (в том числе криптовалют) для целей получения прибыли;
  • формирование общего пула активов или использование активов в рамках одного общего предприятия для получения прибыли;
  • отсутствие у лиц, предоставивших активы, средств воздействия и контроля за деятельностью предприятия.

При анализе токенов и подтверждаемых ими прав ASIC будет руководствоваться гибким подходом, в том числе рассматривая права, которые возникнут только в будущем, или даже права, которые невозможно реализовать с юридической точки зрения. В любом случае, если ICO соответствует указанным выше критериям, то существует высокая вероятность отнесения ICO к СКИ.

Кроме того, оформление токенов в качестве подтверждения оплаты услуг не меняет квалификации ICO как СКИ, если стоимость токенов зависит от количества привлеченных средств или последующих действий эмитента.

2. Токены являются акциями. В том случае, когда токены предоставляют держателям имущественные и корпоративные права по отношению к компании, они могут быть признаны акциями. Анализ будет проводиться по аналогии, то есть ASIC будет сравнивать токены с законодательным определением акций как ценных бумаг, а предложение для инвесторов в виде White Paper ― с проспектом эмиссии.

3. Токены являются деривативами. Токены с высокой долей вероятности могут быть признаны деривативами, если цена токенов, реализуемых в рамках ICO, привязана к финансовым продуктам или обусловлена показателями рынка в определенный отрезок времени или событиями, которые должны наступить в будущем. 

4. Обмен токенов является деятельностью на финансовом рынке. В случае если токены были признаны финансовыми инструментами, все платформы, реализующие такие токены на вторичным рынке или предоставляющие возможность для их эмиссии, должны получить лицензию для продолжения своей деятельности на финансовом рынке Австралии.

5. Информация, размещенная в рамках ICO кампании, является ложной или вводящей в заблуждение. Компании, предоставляющие возможность австралийским инвесторам участвовать в ICO, должны обеспечить достоверность и полноту информации о сборе средств. Кроме того, компаниям не следует вводить потребителей в заблуждение относительно распространения законодательства о краудфандинге на ICO, так как для осуществления краудфандинговой деятельности требуется лицензия и гарантии, предусмотренные законодательством, не распространяемые на ICO.

Великобритания

наверх

В сентябре 2017 года Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании (FCA) опубликовало предупреждение о рисках, связанных с ICO. В частности, среди таких рисков названы следующие:

  • Нерегулируемая сфера
    Большинство ICO не регулируются FCA. Многие из них базируются за рубежом.
  • Отсутствие защиты инвесторов
    Низкая вероятность получения доступа к британским программам защиты инвесторов, в том числе к Программе компенсаций в сфере финансовых услуг и Службе финансового омбудсмена.
  • Волатильность цены
    Как и в случае с криптовалютами, стоимость токена подвержена высокой волантильности.
  • Потенциал для мошенничества
    Существует риск использования собранных на ICO средств в целях, отличных от заявленных в ходе маркетинговой компании.
  • Несовершенность документации
    Вместо проспекта ценных бумаг компании, выходящие на ICO, как правило, предоставляют только White Paper – документ, который может не содержать исчерпывающей информации о проекте, равно как и вводить в заблуждение, в то время как для полного понимания характеристик и рисков токенов необходимо иметь понимание относительно сложных технических моментов.
  • Проекты на ранних этапах
    Как правило, проекты, выходящие на ICO, находятся на очень ранней стадии разработки, а соответствующие бизнес-модели являются экспериментальными, что может повлечь потерю денежных средств для участников ICO.

Кроме того, управление заявило, что вопрос о распространении регулирования на проекты может быть решен только применительно к конкретным случаям, в ряде которых токены могут представлять собой регулируемые инструменты, равно как и деятельность компаний может являться регулируемой.

Германия

В апреле 2017 немецкий финансовый регулятор (BaFin) заявил о том, что биткоин и иные виртуальные валюты подпадают под квалификацию финансового инструмента - расчетной единицы, определение которой установлено в 1 предложении раздела 1 (11) Закона ФРГ о банковском деле. Расчетная единица отличается от законного средства платежа и иностранной валюты тем, что не является признанными денежными единицами в каком-либо государстве. Виртуальные валюты (криптовалюты) по мнению BaFin также не являются электронными денежными средствами по смыслу немецкого законодательства в случае, если отсутствует централизованный эмитент виртуальных валют, поскольку такие валюты не представляют право требования к их эмитенту.

Финансовый регулятор Германии уже применил эту позицию на практике и, в частности, потребовал от одной из криптовалютных бирж, торговавшей криптовалютами прекратить незаконную банковскую деятельность.

Также по мнению немецкого регулятора, лицо, осуществляющее централизованную эмиссию и переводы обеспеченных им же токенов, фактически совершает операции, регулируемые законом ФРГ об электронных денежных средствах. При этом остается неясным, что именно подразумевается под обеспечением токенов, а также обязательно ли соответствие обоим условиям (и эмиссия, и участие в  переводах своих токенов), чтобы BaFin применял закон об электронных денежных средствах.

В сообщении на сайте BaFin также отметил, что по общему правилу   обменные операции с криптовалютами, их владение не требуют получения специальных разрешений.

Регулирование деятельности криптовалютных бирж

BaFin проанализировал деятельность криптовалютных платформ и пришел к выводу, что она может регулироваться по аналогии с брокерской деятельностью, если биржа приобретает криптовалюту от своего имени для других лиц и за их счет. Обязанность по получению соответствующего разрешения на оказание финансовых услуг у криптовалютной биржи возникает при следующих обстоятельствах:

1)   Участники платформы - физические лица имеют право давать распоряжения платформе о количестве и цене продажи/покупки до исполнения соответствующих приказов.

2)   Участники платформы – физические лица не знают сторон, с которыми заключают сделку, а биржа, осуществляя свою деятельность, не является представителем сторон, но действует от своего имени.

3)   Экономические последствия сделок претерпевают участники, а не биржа.

4)   Биржа имеет обязательства перед своими участниками отчитаться о проведенных транзакциях и передать приобретенные виртуальные валюты.

BaFin в своем сообщении не уточнил, необходимо ли достижение всех      описанных условий для признания криптовалютной биржи брокером или достаточно наличия одного/нескольких из них. При этом финансовый регулятор отдельно отметил, что даже если площадка не оказывает брокерские услуги, ее деятельность может регулироваться правилами многосторонних торговых площадок, оператор которой не участвует в торговых операциях, но сводит сторон сделки по продаже виртуальной валюты между собой.

Продажа и покупка виртуальных валют

Деятельность по обмену криптовалют на фиатные деньги и фиатных денег на криптовалюты, по мнению BaFin, также может рассматриваться как лицензируемая торговля за свой счет. Это возможно в случае совершения не только майнинговой деятельности, покупки и продажи криптовалют, но и осуществления операций, направленных на поддержание функционирования рынка. В качестве таких действий может рассматриваться соответствующая реклама регулярной покупки и продажи виртуальных валют.

Майнинг виртуальных валют

BaFin отметил, что деятельность по майнингу виртуальных валют не подлежит лицензированию. Но если майнинговый пул предлагает долю от получаемых виртуальных валют или от операций по их реализации на коммерческой основе, например, в обмен на вычислительные мощности, то необходимо получение разрешения на занятие инвестиционной деятельностью.

Необходимость соблюдения мер, направленных против легализации доходов, полученных преступным путем

BaFin напомнил, что в том случае, если деятельность по совершению операций с виртуальными валютами возможна только при получении соответствующего разрешения, субъектам специального регулирования необходимо соблюдать требования законодательства, направленного против легализации доходов, полученных преступным путем. Поскольку банковские и кредитные организации в силу статьи 32 Закона о банковской деятельности ФРГ обязаны соблюдать соответствующие требования, они могут совершать лицензируемые операции с виртуальными валютами.

Гибралтар

Правительство Гибралтара опубликовало на своем сайте проект будущего подзаконного акта и соответствующих поправок к Закону о финансовых (инвестиционных и фидуциарных) услугах, касающихся использования технологии распределенного реестра данных для хранения и перевода имущественных ценностей, принадлежащих третьим лицам. В случае принятия нового механизма регулирования они должны вступить в силу уже с 1 января 2018 года.

В соответствии с положениями проекта использование технологии распределенного реестра данных для хранения и перевода имущественных ценностей, в том числе имущественных прав третьих лиц, подлежит обязательному лицензированию.

Проект также устанавливает ряд условий, при которых лицо может быть освобождено от обязанности по получению лицензии на осуществление функций провайдера распределенного реестра данных. Например, лицо освобождается от данной обязанности в том случае, если ранее оно уже получало лицензию/разрешение на осуществление определенных видов деятельности. Отдельно предусматривается, что от обязанности по получению лицензии провайдера распределенного реестра данных освобождаются кампании, зарегистрированные в Европейской экономической зоне (ЕЭЗ), осуществляющие на территории Гибралтара инвестиционную деятельность или иной регулируемый вид деятельности, указанный в рамках новой процедуры регулирования.

Примечательно, что проект устанавливает основные принципы для ведения деятельности блокчейн-провайдером. К таким принципам в том числе относятся:

  • поддержание мер защиты информации в соответствии с установленными стандартами;
  • обязанность соблюдать меры предосторожности, позволяющие предотвратить, обнаружить и раскрыть финансовые преступления, в том числе легализацию доходов, полученных мошенническим путем.

Для получения соответствующей лицензии провайдер распределенного реестра данных обязан предоставить в уполномоченные органы всю необходимую информацию о своей бизнес-модели, продукте или услуге, которые он планирует реализовывать с использованием технологий распределенного реестра данных. Уполномоченный орган может вынести предписание, в котором будут содержаться условия, при выполнении которых провайдер распределенного реестра данных сможет получить соответствующую лицензию.

В случае принятия законопроекта игроки рынка блокчейн-решений Гибралтара будут обязаны получить лицензию в течение трех месяцев с момента введения в действие новой процедуры регулирования. По данным некоторых СМИ, разработанная процедура применяется в том числе и к криптовалютным биржам, однако текст документа не позволяет с уверенностью сделать такой вывод.

Можно отметить, что новая процедура регулирования устанавливает общие принципы использования технологии распределенного реестра данных: к такому выводу можно прийти путем проведения анализа правил, в соответствии с которыми должна осуществляться деятельность рынка блокчейн-решений. В целом можно отметить, что предлагаемая процедура регулирования призвана ограничить возможности для совершения мошеннических действий на рынке ICO-проектов. На это указывают факт изучения бизнес-модели и токенов лицензируемых проектов властями страны, а также возможность согласовать допустимые условия с уполномоченными органами, при выполнении которых блокчейн-провайдер сможет получить специальную лицензию.

Гонконг

наверх

В сентябре 2017 года, на следующий день после принятия совместного заявления китайскими регуляторами, Комиссия по фьючерсам и ценным бумагам Гонконга (SFC) опубликовала собственное заявление.

SFC решила придерживаться не запретительного, а прагматичного подхода, ранее разработанного регуляторами Сингапура и США, согласно которому токены могут признаваться инвестиционными инструментами в зависимости от фактических обстоятельств.

Такими обстоятельствами, в частности, могут являться следующие свойства токенов:

  • токены предоставляют имущественные или корпоративные права;
  • токены представляют собой долговые инструменты;
  • токены по своей природе являются паями в коллективной схеме инвестирования.

Любые операции с такими токенами являются частью регулируемой финансовой деятельности. При их осуществлении компании должны обладать необходимыми лицензиями и разрешениями.

SFC заявила об экстерриториальном применении законодательства Гонконга в отношении любой компании, осуществляющей регулируемый вид финансовой деятельности, целью которой является рынок Гонконга. Соответственно, место инкорпорации такой компании для SFC значения не имеет.

Вторичный рынок торговли инвестиционными токенами также находится под надзором финансового регулятора Гонконга. Для осуществления деятельности по обмену токенов на фиатные валюты или криптовалюты могут потребоваться специальные лицензии и разрешения.

Европейский союз

наверх

13 ноября 2017 года общеевропейский регулятор ESMA выпустил одновременно два информационных письма со ссылками друг на друга.

В одном из них он предупредил инвесторов о высоких рисках участия в ICO-проектах. ESMA призывает инвесторов быть бдительными и учитывать возможность потери всех инвестиций, причем не только ввиду нежизнеспособности проектов или злого умысла стоящих за ними лиц, но и вследствие недостаточной защищенности цифровых товаров от ошибок в программах и протоколах, а также хакерских атак. При этом обращается внимание на присущий ICO-проектам недостаток информации: white papers в большинстве случаев не проходят никакую независимую проверку, описывая лишь техническую сторону проекта и выгоды от участия в нем.

Также специально обращается внимание на отсутствие защиты инвесторов, поскольку соответствующий механизм регулирования еще не создан, а текущий не всегда охватывает ICO-проекты (в зависимости от типа структурирования).

Во втором письме ESMA сообщил, что некоторые ICO-проекты могут подпадать под регулирование рынка ценных бумаг, в связи с чем организаторы ICO должны тщательно проверять, соблюдаются ли ими применимые к их проектам требования. Отметив существенный риск квалификации токенов как ценных бумаг, ESMA предложил использовать общий перечень действующих законодательных норм ЕС, среди которых директивы, посвященные проспектам ценных бумаг (2003/71/ЕС), рынку финансовых инструментов (2014/65/EU), управляющим альтернативным инвестиционным фондом (2011/61/EU), а также директива о противодействии отмыванию денежных средств (2015/849). При этом ESMA воздержался от раскрытия конкретных оснований для применения данного законодательства к токенам.

Данные информационные письма устраняют дискуссию о возможности регулирования криптоэкономики со стороны ЕС, начатую ESMA в прошлом году. В пределах своей компетенции ESMA признал потенциальную применимость законодательства о рынке ценных бумаг к процедуре ICO.

Израиль

наверх

В сентябре 2017 года Израильский регулятор рынка ценных бумаг (Israeli Securities Authority) сформировал комитет, призванный разработать правила регулирования ICO и использования связанных с ним технологий.

Основные задачи, стоящие перед комитетом, следующие:

  • установление экономической сути технологии распределенного реестра и фиксирующихся в нем транзакций, а также определение области применения будущего регулирования;
  • обобщение международного опыта по регулированию обращения криптовалют и проведения ICO;
  • оценка адекватности действующего законодательства о ценных бумагах и финансовых инструментов с точки зрения его применимости к ICO и блокчейн-решениям, а также подготовка рекомендаций по соответствующему регулированию.

Ожидаемая дата появления отчета по данным вопросам ― декабрь 2017 года.

Отмечая рост интереса к криптовалютам во всем мире, внедрение технологии блокчейн, а также увеличение числа кампаний по сбору средств путем проведения ICO, регулятор показывает нейтральное отношение к этому явлению и занимает конструктивную позицию, выступая за введение ICO в правовое поле и создание механизмов защиты инвесторов.

Канада

наверх

В августе 2017 Финансовый регулятор Канады (CSA) опубликовал заявление, в котором сообщается о возможности применения законодательства о ценных бумагах к ICO при определенных фактических обстоятельствах.

CSA отдельно обратил внимание на то, что маркетинговые ходы по обозначению токенов в качестве программных продуктов не влияют на природу токенов, если они являются по своей сути инвестиционными инструментами.

Для оценки токена в качестве инвестиционного инструмента в Канаде используют критерии, схожие с критериями, выделенными в американском Howey тесте:

  • вложение капитала в любой форме;
  • участие инвесторов в совместном предприятии;
  • разумное ожидание инвесторов получить прибыль от капиталовложения;
  • ограниченное участие инвесторов в управлении предприятием.

Помимо этого, CSA указал на следующие факторы, с большой долей вероятности свидетельствующие о том, что токены являются инвестиционными инструментами:

  • маркетинг кампании по сбору средств проводится среди широкой публики, в том числе посредством форумов, публичных страниц и т. д.;
  • посещение основателей проекта различных тематических мероприятий, в том числе конференций и встреч для маркетинга токенов и проведения кампании по сбору средств;
  • получение значительного капитала от большого числа инвесторов.

При этом у финтех-предприятий имеется возможность заручиться поддержкой регулятивной песочницы при CSA и получить освобождение от необходимости соблюдения требований законодательства о ценных бумагах.

Кроме того, CSA обратил внимание и на биржи по обмену криптовалют. Главными требованиями регулятора в этой связи являются: (i) проведение due diligence криптобирж, в том числе связи с применением того или иного законодательства; (ii) соблюдение требований по идентификации; (iii) следование AML-процедурам; (iv) надлежащее ведение отчетности.

Кипр

наверх

В октябре 2017 года Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку Республики Кипр (CySEC) уточнила требования к инвестиционным компаниям, работающим в стране (Cypriot Investment Firm, далее — CIF), при оказании ими услуг, связанных с виртуальными валютами и деривативами, в которых она выступает базисным активом, в частности, с контрактами на разницу цен (Contract For Difference, далее — CFD).

Общие положения

Форма инвестиционной компании обычно используются для осуществления профессиональной деятельности по оказанию инвестиционных услуг на территории республики или государств — членов Европейского союза (ЕС). Такую форму используют, например, брокеры и дилеры для работы на финансовых рынках. При этом важно обратить внимание на позицию CySEC, согласно которой при оказании услуг, связанных с виртуальными валютами, инвестиционные компании не могут воспользоваться законодательно установленным правом на использование единой лицензии на территории ЕС и некоторых из третьих государств (т.н. «passport rule»).

В ЕС отсутствует прямое регулирование оборота виртуальных валют или деривативов, в которых они выступают базисным активом. Нет и общего понимания того, как к ним применяются положения Директивы 2004/39/ЕС о рынках финансовых инструментов.

В связи с этим до опубликования официальной правовой позиции регуляторов ЕС кипрские инвестиционные компании, которым прямо разрешено совершать операции с виртуальной валютой в соответствии с пп. b п. 9 ст. 6 кипрского Закона об инвестиционных услугах и деятельности и о регулируемых рынках (далее — Закон), обязаны соблюдать нижеприведенные требования.

Требования к CIF

Если инвестиционные компании осуществляют деятельность, связанную с виртуальными валютами, в том числе криптовалютами, то они обязаны, в частности:

1)   соответствовать всем требованиям, предъявляемым к организации (защита активов клиентов, соблюдение внутренних и внешних нормативных требований, проведение внутреннего аудита, соблюдение правил ведения бизнеса), ведению бухгалтерии, а также достаточности собственного капитала;

2)   до оказания услуг, связанных с виртуальными валютами, уведомлять клиентов:

  • об отсутствии в ЕС специального регулирования для подобного рода инвестиционных продуктов;
  • о неприменимости положений Директивы 2004/39/ЕС к таким инвестиционным продуктам;
  • о рисках, с которыми связано приобретение подобных инвестиционных продуктов (они должны быть указаны в специальном уведомлении по соответствующему продукту);
  • о существенном риске потери инвестированного капитала в полном объеме;
  • о высокой волатильности виртуальных валют, которая может привести к потере инвестиционного капитала за короткий промежуток времени;
  • о технической сложности виртуальных валют, что подразумевает необходимость наличия у приобретателей инвестиционных продуктов специальных знаний и опыта;
  • об отсутствии гарантий, предусмотренных Законом, в частности о невозможности получить возмещение из специального компенсационного фонда;
  • об отсутствии у инвесторов прав на обращение к омбудсмену Республики Кипр по финансовым вопросам в случае возникновения спора;

3)   обеспечить идентификацию, оценку и учет, а также управление, мониторинг и устранение всех актуальных рисков;

4)   пользоваться услугами исключительно лицензированных контрагентов (например, лицензированной криптобиржи) при осуществлении операций с виртуальными валютами и пополнении резервов ликвидных средств;

5)   проводить первоочередные и периодические проверки контрагентов при осуществлении операций с виртуальными валютами и пополнении резервов ликвидных средств;

6)   пользоваться услугами нескольких контрагентов при осуществлении операций с виртуальными валютами и пополнении резервов ликвидных средств и удостоверяться в следовании принципам наилучшего исполнения обязательств, а при наличии единственного поставщика услуг — вести учет исполнения указанных принципов;

7)   раскрыть методологию подсчета разницы между курсами продавца и покупателя;

8)   установить максимальный лимит кредитного плеча для частных инвесторов, торгующих CFD на виртуальные валюты, в соотношении 5:1;

9)   устанавливать вознаграждение за свои услуги, связанные с виртуальными валютами, в размере не более 15% от общего квартального оборота компании.

Соответственно, CySEC фактически локализовала процедуру оказания инвестиционных услуг, связанных с виртуальными услугами, указав на необходимость проведения юридических проверок на предмет соответствия подобных инвестиционных продуктов установленным требованиям в каждой отдельной юрисдикции.

Китай

наверх

В сентябре 2017 года семь основных регуляторов КНР в совместном заявлении объявили процедуру ICO не соответствующей китайскому законодательству. Это случилось после того, как Центральный банк КНР заключил, что 90% компаний, документы которых он исследовал, занимаются в рамках ICO нелегальным сбором средств у населения с мошенническим умыслом.

Компании, осуществляющие обмен токенов на фиатные деньги и криптовалюты в рамках ICO, должны прекратить свою деятельность. Это касается как проектов, запустивших краудфандинговые кампании, так и криптобирж. Предположительно, запрет распространяется на:

     i.  китайские компании; 

    ii.  зарубежные компании:

         a. которые осуществляют деятельность на территории Китая;

         b. деятельность которых нацелена на китайский потребительский рынок.

Компании, завершившие сбор средств с помощью ICO, обязаны возвратить средства инвесторам.

В отношении компаний, продолживших или начавших осуществлять обмен токенов и привлечение денежных средств, а также отказавшихся от возмещения уже собранных средств, ЦБ КНР будет передавать информацию уполномоченным органам для привлечения виновных к гражданско-правовой и/или уголовной ответственности.

ЦБ КНР твердо намерен добиваться закрытия обозначенных проектов и ограничения доступа к их электронным площадкам (веб-сайты и приложения). Вероятно, блокировки могут коснуться и зарубежных компаний, деятельность которых не соответствует установленным требованиям и направлена на китайский потребительский рынок.

Всем кредитным организациям было запрещено любое сотрудничество с ICO-компаниями.

Таким образом, действия китайских регуляторов направлены против не только проходящих и очередных, но и уже прошедших ICO. Многие площадки остановили свою деятельность для оценки рисков. Площадки, убравшие из оборота ICO-токены, пока продолжают работу в режиме онлайн.

Помимо этого, в конце сентября 2017 года в КНР под влиянием китайских регуляторов прекратили работу криптовалютные биржи и обменники, совершающие операции с любыми криптовалютами, а не только инвестиционными токенами.

Таким образом, реакция китайских властей является ярким примером воплощения консервативного подхода к криптоэкономике.  

Литва

наверх

В октябре 2017 года Банк Литвы обнародовал позицию по использованию виртуальных валют, в том числе криптовалют, и проведению ICO. Документ был разработан на основе позиций Европейского центрального банка (2012, 2015) и Европейской службы банковского надзора (2013, 2014).

Кредитным организациям не рекомендуется проводить операции с виртуальными валютами с 2014 года. Данное ограничение было введено с целью минимизации рисков вовлечения кредитных учреждений в потенциально опасные финансовые схемы, связанные с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и неоднозначным воздействием виртуальных валют на финансовые рынки.

Операции с виртуальными валютами

В отношении виртуальных валют Банк Литвы разработал следующие правила.

1.   Регулируемым участникам финансовых рынков, оказывающим финансовые услуги, запрещается проводить операции и оказывать услуги, связанные с виртуальными валютами.

Данный запрет направлен, в первую очередь, на предотвращение участия кредитных организаций в обмене криптовалют на фиатные валюты, а также подготовку и проведение ICO. Кроме того, Банк Литвы отдельно указал, что кредитным организациям необходимо воздерживаться и от деятельности, связанной с инвестированием в криптовалюты. Данный запрет не распространяется на виртуальные валюты, которые реализуются как финансовые инструменты в соответствии с литовским законодательством.

2.   Кредитные организации обязаны воздерживаться от смешения финансовых услуг и услуг, связанных с виртуальными валютами.

В рамках данного требования кредитным учреждениям запрещается каким-либо образом связывать оказание финансовых услуг с виртуальными валютами. Таким образом, под фактический запрет, в частности, попадают (1) услуги по использованию средств платежа, предоставляемых кредитными организациями для приема виртуальных валют к плате за товары или услуги (например, банковские карты), и (2) привязка средств платежа к счетам, предназначенным для использования виртуальных валют.

Помимо этого, кредитные учреждения обязаны обеспечивать защиту своих товарных знаков, коммерческих обозначений, доменных имен и не допускать их использование в деятельности, связанной с виртуальными валютами. Это правило касается, в том числе, внутренних коммуникаций кредитных учреждений.

Информация, размещаемая на платформах и в приложениях кредитных учреждений, не должна содержать сведений о виртуальных валютах, которые бы могли ввести потребителей в заблуждение и создать ложное впечатление о том, что предоставляемые финансовые услуги связаны с виртуальными валютами.   

3.   При предоставлении финансовых услуг лицам, вовлеченным в деятельность, связанную с виртуальными валютами, кредитные учреждения обязаны обеспечить соблюдение законодательства по предотвращению отмывания доходов, полученных преступных путем, и финансирования терроризма.

Банк Литвы считает, что операции с виртуальными валютами несут повышенные риски отмывания доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. Обязанность по минимизации таких рисков возложена на кредитные учреждения, у которых имеются для этого необходимые средства и возможности.

Кроме того, кредитные учреждения должны удостовериться, что лица, вовлеченные в деятельность, связанную с виртуальными валютами, также надлежащим образом исполняют законодательство в сфере финансовой безопасности, в том числе:

  • идентифицируют своих клиентов;
  • соблюдают требования процедуры ПОД (AML) и процедуры идентификации клиента (KYC);
  • осуществляют мониторинг финансовых транзакций.

Если должный уровень финансовой безопасности не обспечен, кредитные учреждения обязаны самостоятельно минимизировать связанные с этим риски.

Позиция Банка Литвы не является юридически обязывающей, а также не может использоваться при толковании законодательных актов. Однако ее следует рассматривать как общий ориентир при осуществлении деятельности в рамках юрисдикции Литовской Республики. 

В частности, это связано с тем, что кредитные учреждения, пренебрегающие данными правилами, рискуют остаться без лицензии. Банк Литвы однозначно дал понять, что операции с криптовалютами не являются предметом оказания финансовых услуг, а соответственно такая деятельность не соответствует условиям лицензии кредитных организаций.

Проведение ICO

Как и во многих других юрисдикциях, Банк Литвы придерживается прагматичного подхода, согласно которому деятельность по привлечению виртуальных валют в зависимости от фактических обстоятельств может регулироваться законодательством Литовской Республики.

В частности, к операциям с виртуальными валютами может быть применимо:

  • законодательство о ценных бумагах, например, если

    o   токены по природе являются финансовыми инструментами, в том числе, опосредуют передачу имущественных прав, корпоративных прав, распределение прибыли и т. д.;

    o   токены могут передаваться третьим лицам и выступать в качестве объекта реализации на вторичном рынке.

  • законодательство о краудфандинге, когда ICO соответствует легальному определению «проекта»;
  • законодательство о коллективном инвестировании, если эмитент токенов инвестирует собранные средства с целью получения прибыли, причем необязательно только в проекты, связанные с виртуальными валютами;
  • законодательство об оказании инвестиционных услуг, если токены являются финансовыми инструментами ― для их реализации требуется лицензия;
  • законодательством о вторичном финансовом рынке, если токены являются финансовыми инструментами ― для организации торговли требуется лицензия;
  • законодательство о формировании первичного капитала кредитного учреждения, когда собранные в рамках ICO средства планируется использовать в качестве уставного капитала недавно учрежденной финансовой организации.

Критически важным представляется позиция Банка Литвы о применимости правил об обращении виртуальных валют к проведению ICO. Таким образом, при проведении ICO необходимо соблюдать ограничения и запреты, установленные в отношении регулируемых субъектов. Иными словами, выпуск и реализация токенов в рамках литовской юрисдикции возможны только в качестве финансовых инструментов в соответствии с финансовым законодательством и правилами о финансовой безопасности.

Макао

наверх

В сентябре 2017 года Финансовый регулятор Макао запретил банковским и небанковским кредитным организациям предоставлять финансовые услуги лицам, осуществляющим деятельность, связанную с виртуальными валютами. Документ был опубликован с целью выработки правовой позиции властей континентального Китая.

Малайзия

наверх

В сентябре 2017 года Комиссия по ценным бумагам Малайзии выпустила пресс-релиз, в котором предостерегла инвесторов от участия в ICO, а также напомнила о потенциальной применимости к ICO норм, регулирующих выпуск и обращение ценных бумаг.

По мнению малазийского регулятора, участие в ICO сопряжено со множеством рисков, в том числе с рисками резкого колебания курса токенов на вторичном рынке. В пресс-релизе отмечено, что при участии в ICO инвесторы нередко лишены правовой защиты и возможности реализовывать имеющиеся у них права. Ввиду того, что условия проведения ICO значительно варьируются, Комиссия настоятельно рекомендовала инвесторам оценивать риски по каждому проекту индивидуально и при наличии сомнений в правомерности используемой модели ICO пользоваться услугами профессиональных консультантов. Следовательно, Комиссия допустила, что ICO могут использоваться в мошеннических целях. В то же время регулятор был явно сдержан в оценке ICO как источника массовых злоупотреблений.

Пресс-релиз не содержит какой-либо информации об изменениях в правовом регулировании или в позиции регулятора по ICO; в частности, не анонсировано ужесточение правоприменительной практики, в связи с чем данный акт стоит воспринимать скорее как выражение нейтрального отношения к ICO. Тем не менее, из него следует, что Комиссия по ценным бумагам готова применять законодательство о ценных бумагах в каждом конкретном случае при наличии соответствующих оснований.

Марокко

наверх

20 ноября 2017 года с позицией о правовом режиме криптовалют в Марокко выступило Управление по обмену иностранных валют (Office des Changes). Позиция обусловлена спецификой регулирования валютных операций в Марокко.

Служба обращает внимание на то, что транзакции с использованием виртуальных валют нарушают порядок обмена валют, что может привести к наложению штрафов и другим санкциям, предусмотренным действующим законодательством. При этом финансовые транзакции с участием иностранных граждан должны проводиться с привлечением авторизованных посредников и с использованием иностранных валют, котирующихся в Банке аль-Магриб.

Регулятор не уточнил, отличает ли он криптовалюты от иных видов токенов и по каким критериям.

Одновременно сообщается о том, что Управление по обмену иностранных валют совместно с Банком аль-Магриб и Профессиональной ассоциацией банков Марокко с интересом следят за развитием рынка виртуальной валюты.

Нидерланды

наверх

Комиссия по надзору за финансовым рынком (AFM) предупредила граждан о высоких рисках участия в ICO. По мнению AFM, инвесторы ICO-проектов могут с большой долей вероятности потерять свои средства по нескольким причинам:

1) большинство ICO проектов структурируются таким образом, чтобы не подпадать под финансовый надзор. Поэтому покупатели токенов не имеют тех же гарантий, что и участники финансовых рынков;

2) участники ICO склонны переоценивать возможную прибыль от участия в ICO и недооценивать важность профессиональных знаний в данной области; 

3) требования к обязательному раскрытию информации организаторами ICO для потенциальных участников отсутствуют;

4) стоимостью токенов легко манипулировать;

5) ICO может являться удобным способом отмывания денежных средств, полученных преступным путем;

6) анонимность и трансграничность технологии блокчейн могут подтолкнуть мошенников к созданию финансовых пирамид с помощью технологии распределенного реестра данных.

Ранее AFM уже высказывалась о высоких рисках совершения операций с криптовалютами. Новое заявление продолжает развивать ранее принятую позицию нидерландского регулятора.

Новая Зеландия

наверх

Регулятор финансовых рынков Новой Зеландии (Financial Market Authority — FMA) опубликовал на своем сайте ряд новостей, касающихся регулирования криптовалют. Позиция регулятора Новой Зеландии отличается от позиций других стран высоким уровнем детализации и однозначности формулировок. Примечательно, что FMA рассмотрел механизм регулирования криптовалют для разных видов игроков данного рынка, а также представил позицию по вопросам квалификации токена.

Организаторы ICO

Регулятор новой Зеландии сделал вывод о том, что проведение ICO всегда является деятельностью по организации и эмиссии платежных средств.

Организатор ICO, который допускает совершение операций по обмену токенов, должен рассматриваться в качестве оператора по переводу денежной стоимости и соблюдать специальное законодательство. При этом регулятор не конкретизирует, какие именно действия будут расцениваться в качестве разрешения организатором ICO проведения операций по обмену токенов.

Провайдер криптовалютных кошельков

В информации на сайте FMA отмечено, что провайдер по предоставлению доступа к криптовалютным кошелькам является оператором по переводу денежной стоимости при соблюдении следующих условий: 1) если он хранит криптовалюты или фиатные деньги в интересах клиентов и 2) при этом участвует в обменных операциях с криптовалютами. 

Брокерская деятельность

FMA считает, что игроки рынка, заключающие криптовалютные сделки, являются операторами по переводу денежной стоимости. В случае совершения сделок с токенами — финансовыми инструментами такой посредник может быть обязан соблюдать требования закона о финансовых консультантах. Вероятнее всего, FMA будет придерживаться указанной позиции в отношении криптовалютных бирж.

Правовая квалификация токена

FMA не исключил того, что в зависимости от удостоверяемых прав токен может представлять собой финансовый продукт, выпуск которого подлежит специальному регулированию. Регулятор не ограничился условными требованиями закона и оставил за собой право признать токен финансовым продуктом в связи с экономической сутью цифрового идентификатора.

Если токен не подпадает под режим финансового продукта, то он в любом случае будет рассматриваться в качестве ценной бумаги. При этом организатор ICO должен соблюдать требования законодательства о добросовестной конкуренции (Fair Trading Act 1986), если осуществляет продажу токенов в Новой Зеландии.

Установив жесткий подход к регулированию рынка токенов, FMA рекомендовал заинтересованным лицам заранее консультироваться в отношении планируемых к проведению ICO. Несмотря на то что FMA не разъяснил отдельно вопрос о территориальном действии вышеобозначенных правил и положений, следует исходить из того, что они применяются экстерриториально. 

 

Объединенные арабские эмираты

наверх

В октябре 2017 года Финансовый регулятор глобального рынка Абу-Даби (FSRA) опубликовал разъяснения в отношении правового режима для виртуальных валют и ICO.

В частности, FSRA отметил, что токены могут быть квалифицированы как финансовые инструменты, так и товары по аналогии с драгоценными металлами.

Лица, эмитирующие или реализующие токены, являющиеся финансовыми инструментами, должны получить лицензию в FSRA.

К токенам, являющимся товарами, законодательство о финансовых рынках неприменимо. Однако лица, эмитирующие или реализующие такие токены, должны соблюдать правила противодействия отмыванию денежных средств и процедуру идентификации клиента. То же самое касается и иных виртуальных валют, не являющихся финансовыми инструментами.

Остров Мэн

наверх

Руководитель подразделения финансовых технологий и цифрового развития Министерства экономического развития острова Мэн, Брайан Донеган, во время интервью Coindesk в сентябре 2017 года заявил, что регуляторы острова приняли решение создать нормативную базу, которая обеспечит продажу токенов, отвечающих требованиям правил противодействия отмыванию денежных средств и идентификации клиента.

Официального анонса регулирования пока не было, однако, известно, что оно будет базироваться на AML регулировании, принятом в 2014-2015 годах. 

Россия

наверх

Позиция Центрального банка РФ по вопросу использования криптовалют в России

4 сентября 2017 года на сайте Банка России была опубликована информация «Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют)».

ЦБ РФ подтвердил позицию, опубликованную в 2014 году, отметив, что большинство операций с криптовалютами совершается вне правового поля, а криптовалюты не гарантируются и не обеспечиваются Банком России.

Также ЦБ предупредил о рисках совершения платежных и инвестиционных операций с криптовалютами:

1) в силу анонимного характера деятельности по выпуску криптовалют граждане и юридические лица могут быть вовлечены в противоправную деятельность, в том числе легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма;

2) операции с криптовалютами могут привести к финансовым потерям граждан и к невозможности защиты прав потребителей финансовых услуг в случае их нарушения.

Позиция Министерства финансов РФ по вопросам регулирования и оборота криптовалют

Министерство финансов Российской Федерации опубликовало письмо от 2 октября 2017 года № 03-11-11/63996 «О регулировании выпуска и оборота криптовалют». В нем криптовалюты рассматриваются как денежные суррогаты, запрещенные к выпуску и введению на территории Российской федерации согласно статье 27 Закона о Центральном банке Российской Федерации. Минфином России также было отмечено, что правовое определение криптовалют и их сущность не определены в законодательстве Российской Федерации.

В письме указывается, что в данный момент федеральные органы исполнительной власти и Банк России проводят мониторинг обращения денежных суррогатов и оценивают риски их использования в преступных целях.

Использованная Минфином России квалификация делает обращение криптовалют в России в принципе невозможным без корректировки запрета денежных суррогатов.

С заявлениями Банка России и Минфина России коррелирует их позиция по будущей модели обращения криптовалют. Предполагается прекратить участие неограниченного круга лиц в торговле криптовалютами, придав криптовалюте статус производных финансовых инструментов. Это приведет к тому, что криптовалюта будет легально обращаться только среди квалифицированных инвесторов в соответствии с законодательством о рынке ценных бумаг. Очевидно, что данное предложение имеет узкую направленность и не охватит все типы ICO проектов. При этом оно негативно отразится на структурировании ICO проектов в России, поскольку в них используется технология смарт-контракта, предполагающая задействование криптовалют.

Поручения Президента РФ по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере

По итогам совещания, посвященного теме регулирования криптовалют в России, Президентом РФ было поручено обеспечить внесение изменений в законодательство, которые легализуют применение блокчейн-технологии и смарт-контрактов, майнинг и обращение токенов, а также определяют налоговые и иные требования к участникам данных отношений.

Предполагается, что работа будет вестись совместно Правительством РФ и Банком России и завершится 1 июля 2018 года.

Кроме того, еще до создания нормативной базы им поручено уже к 20 декабря 2017 года создать регулятивной «песочницы» на базе Банка России. Следует отметить, что Центральный банк уже участвует в Ассоциации «ФинТех». Каким образом данная организация будет встроена в деятельность «песочницы» станет известно в скором времени.

Технологию распределенных реестров планируется также использовать при формировании единого платежного пространства в рамках ЕврАзЭс.

Впрочем, никаких рекомендаций и отправных пунктов поручения не содержат, в связи с чем Правительству РФ и Банку России придется пока самостоятельно вырабатывать консолидированную позицию, что может быть сопряжено с определенными трудностями.

Позиция Минфина о налогообложении операций с криптовалютами

В ноябре 2017 года было опубликовано письмо Минфина России от 13 октября 2017 г. N 03-04-05/66994, подготовленное в ответ на адресный запрос налогоплательщика касательно обязательств по НДФЛ при совершении операций между физлицами по покупке и продаже биткойнов. Данное письмо интересно тем, что является первым опубликованным мнением регулирующего органа по вопросу налогообложения операций с криптовалютами.

В своем письме Минфин России подтверждает отсутствие в Налоговом кодексе РФ особого порядка налогообложения доходов при совершении операций с биткойнами. В то же самое время Минфин России указывает, что согласно статье 41 Налогового кодекса РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для физических лиц в соответствии с главой 23 "Налог на доходы физических лиц" Налогового кодекса РФ. При этом Минфин России не комментирует возможность учета налогоплательщиком каких-либо расходов при определении налогооблагаемой базы по доходам от операций с биткойнами. Вопрос учета расходов (например, расходов на приобретение криптовалюты и комиссий, уплаченных организаторам торговли) по таким операциям не является однозначным. Мы считаем, что в отсутствие особого порядка налогообложения и неопределенности правовой природы криптовалют, учет каких-либо расходов может быть оспорен налоговыми органами.

Сальвадор

наверх

Центральный резервный банк Сальвадора (далее — Банк Сальвадора) заявил, что криптовалюты не имеют легализованного статуса в этой стране. При этом лица, осуществляющие операции с ними, несут повышенные риски экономически невыгодных последствий. Подчеркивается, что в соответствии с законами о банковской деятельности и о Центральном банке Сальвадора узаконенными средствами платежа на территории страны являются сальвадорский колон и доллар США.

Ввиду законодательных требований к порядку публичного привлечения средств проведение ICO без разрешения регулятора, полученного в соответствии с законом о банках, является незаконным, независимо от того, было ли предложение токенов публичным или нет.

Из письма Банка Сальвадора можно сделать предварительный вывод о том, что отсутствие правового регулирования не означает запрет на обращение криптовалют. Однако банк отмечает, что он следит за влиянием рынка криптовалют на экономику страны, поэтому остается неизвестным, сочтет ли он криптовалюту представляющей угрозу для проведения им кредитно-денежной политики.

Сингапур

наверх

В августе 2017 года Валютное управление Сингапура (MAS) опубликовало сообщение, согласно которому могут регулироваться операции с токенами, которые по природе близки к финансовым инструментам. Вместе с тем MAS особо подчеркивает, что применение законодательства о ценных бумагах к токенам, их выпуску или продаже будет зависеть от конкретных фактических обстоятельств.

MAS особо отмечает токены, которые предоставляют имущественные права, и токены, в основе которых лежит инвестиционный интерес к активам эмитента. В таких случаях токены могут быть признаны акциями, паями в коллективной форме инвестирования или формой удостоверения долга, облигациями.

В соответствии с позицией MAS квалификация токена в качестве финансового инструмента влечет за собой следующие обязательства:

1) эмитенты токенов должны регистрировать выпуск и/или предложение токенов в MAS, если не применимо одно из законодательно установленных исключений;

2) эмитенты и посредники по типу бирж и обменных пунктов обязаны получить лицензию, а также соответствовать требованиям законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем;

3) посредники, организующие вторичное обращение токенов, должны получить разрешение MAS на осуществление деятельности в форме биржи или организатора торговли.

Несомненно, под пристальным контролем MAS проводить ICO в Сингапуре станет намного сложнее в связи с применением традиционных институтов обеспечения контроля за оборотом финансовых инструментов. Многим компаниям, привлекшим средства посредством выпуска токенов или только собирающимся это сделать, необходимо будет адаптировать свои бизнес- и юридические модели. Кроме того, компаниям, желающим осуществлять деятельность на территории Сингапура, необходимо будет предусмотреть новую статью расходов — на юридические услуги и консультации с MAS.

После того как Валютное управление Сингапура (MAS) обозначило свою позицию в отношении токенов, совместно с экономическим отделом полицейского управления оно опубликовало карту рисков, относящихся к ICO-проектам. В числе прочих рисков MAS называет следующие: (i) отсутствие у проекта инкорпорации на территории Сингапура; (ii) отсутствие достоверной и проверенной информации об эмитентах или продавцах токенов; (iii) отсутствие гарантий ликвидности токенов на вторичном рынке; (iv) обещания о высокой доходности токенов; (v) риск участия проекта в отмывании доходов, добытых преступных путем.

MAS призывает инвесторов минимизировать риски, в том числе путем обращения в MAS для проверки информации об ICO-проектах.

Словения

наверх

В октябре 2017 года Совет по финансовой стабильности Словении предупредил инвесторов о рисках участия в ICO. По заявлению Совета проведение ICO (правила, требования к информации и деятельность участников) в настоящий момент в Словении не регулируется и систематически не контролируется.

Однако Совет подчеркнул, что с точки зрения экономического развития инновационные проекты, в том числе основанные на технологии блокчейн, в стране приветствуются.

США

наверх

В июле 2017 года Комиссия США по ценным бумагам и биржам (SEC) опубликовала отчет по делу «The DAO», из которого следует, что законодательство США о ценных бумагах применимо к некоторым операциям с криптовалютами, в том числе, (1) к выпуску токенов в рамках проведения их первичного размещения (ICO), а также (2) операциям по их обмену.

Теперь всем участникам криптоэкономики от эмитентов до бирж, а также иным лицам, каким-либо образом участвующим в предложении и продаже токенов, подпадающих под определение ценных бумаг, придется соблюдать требования законодательства США о ценных бумагах. В зависимости от фактических обстоятельств это может означать, что:

1. токены должны быть зарегистрированы в SEC или подпадать под обозначенные в законе исключения;

2. лица, осуществляющие операции по обмену токенов, должны зарегистрироваться как биржи по обмену ценных бумаг или подпадать под обозначенные в законе исключения.

Когда токен считается ценной бумагой?

Как неоднократно указала SEC в своем отчете ответ на вопрос, является ли токен ценной бумагой, зависит от фактических обстоятельств. В случае «The DAO», по мнению SEC, речь идет о такой разновидности ценной бумаги как инвестиционный контракт. В отчете статус токенов «The DAO» определен на основании следующих критериев:

  • вложение капитала в любой форме, включая криптовалюты;
  • участие инвесторов в совместном предприятии, независимо от факта и места регистрации;
  • разумное ожидание инвесторов получить прибыль от капиталовложения; прибыль может быть в форме дивидендов, периодических платежей или роста стоимости токенов;
  • ограниченное участие инвесторов в управлении предприятием.

В случае с «The DAO» SEC пришла к выводу, что выпущенные компанией токены являются ценными бумагами, так как фактические обстоятельства свидетельствуют о соответствии DAO токенов всем 4-м критериями инвестиционного контракта:

(i)   токены реализовывались в обмен на криптовалюту ETH;

(ii)  «The DAO» - форма совместного предприятия;

(iii) информационные материалы (сайт, white paper, форумы и т.д.) содержали различные отсылки к получению инвесторами прибыли;

(iv) инвесторы рассчитывали на профессиональное участие «The DAO» в предпринимательской деятельности.

Как это скажется на бизнесе?

Если какой-либо токен является ценной бумагой, то эмитентам следует заранее позаботиться о регистрации их размещения и реализации в SEC, если законодательство не устанавливает исключения для данного случая. Исключением, например, может являться краудфандинг. Однако для этого компания должна также соответствовать требованиям законодательства США, в частности, иметь регистрацию в качестве брокера-дилера или зарегистрировать краудфандинг-платформу в SEC. Часто на практике компании используют исключение, предусмотренное «Положением S» Закона США о ценных бумагах. Так, у эмитента может не возникнуть обязательства согласовывать свои действия с SEC, если рекламная кампания по продаже токенов не направлена на территорию США, а при продаже токенов компания проверяет, что покупатель находится за пределами США.

Обращаем ваше внимание, что в случае с «The DAO», компания намеревалась осуществлять вторичное инвестирование капиталовложений инвесторов. Данная деятельность подпадает под специальное регулирование, не рассматривалась SEC на предмет соответствия и должна подлежать анализу компаниями, планирующими осуществлять похожую деятельность. Если же лицо осуществляет деятельность по сведению ордеров на покупку и продажу токенов, являющихся ценными бумагами, и устанавливает правила обмена токенов или предоставляет платформу для их обмена, то такое лицо должно также зарегистрироваться в SEC в качестве биржи. Эмитенты, биржи и иные вовлеченные лица в случае нарушения вышеописанных требований могут быть привлечены к гражданской и/или уголовной ответственности. Санкции могут достигать USD 500 000 в рамках гражданского дела, и USD 10 000 и/или 5 лет лишения свободы в случае уголовного преследования. В отношении «The DAO» в то же время, SEC решила ограничиться только отчетом о проверке. Требования во многих случаях должны соблюдать и компании за пределами США. SEC отслеживает участие резидентов США в зарубежных ICO и проверяет доступность информации о возможности такого участия. В то же время, не до конца понятна позиция SEC в отношении уже проведенных ICO, и будет ли SEC инициировать проверки в ретроспективе.

SEC начала вести открытую борьбу против компаний, которые задействованы в криптоэкономике и деятельность которых, по мнению регулятора, не соответствует законодательству. Так, SEC приостанавливала публичные торги ценными бумагами компаний First Bitcoin Capital Corp., CIAO Group, Strategic Global и Sunshine Capital.

Кроме того, инвесторы были предупреждены о возможных манипуляциях на крипторынках; в частности, SEC проинформировала инвесторов о распространенной практике pump-and-dump, законодательно запрещенной на фондовом рынке США.

Таиланд

наверх

В сентябре 2017 года Комиссия по ценным бумагам и биржам Таиланда (SEC Таиланд) заявила, что она поощряет доступ бизнеса к финансированию и осознает потенциал ICO в этой связи.

При этом, Комиссия подчеркнула, что некоторые виды токенов, в зависимости от предоставляемых ими прав, могут быть сходны с ценными бумагами и в этом случае эмитент обязан соответствовать применимым нормативным требованиям Таиланда.

Тем не менее, SEC Таиланд осознает, что ввиду уникальной среды, в которой работают технологические стартапы, ICO, возможно, еще не вписывается в текущую нормативную базу. В этой связи Комиссия заявила о том, что она находится в поисках баланса между поддержкой цифровых инноваций и защитой инвесторов от потенциальных мошенников и рассматривает различные подходы к регулированию ICO. В этой связи, Комиссия приветствует соответствующие комментарии и предложения частного сектора.

SEC Таиланд призвала инвесторов оценивать преимущества и риски участия в ICO, назвав последние повышенным ввиду высокой волатильности цен, неадекватной ликвидности, вопросов кибербезопасности и потенциального мошенничества.

Комиссия также обратила внимание на то, что правовые механизмы защиты инвесторов могут быть как ограничены, так и вовсе неприменимы ввиду трансграничного характера ICO.

Франция

наверх

В октябре 2017 года Регулятор финансовых рынков Франции — AMF (Autorité des marchés financiers) — опубликовал консультационный документ, в котором использован новый подход к разъяснительной деятельности: с изложения собственной позиции на основе действующего законодательства и информирования о рисках участия в ICO-проектах (как это делал ранее Банк Франции) регулятор смещает акцент на перспективы применения технологии блокчейн и приглашает широкую общественность принять участие в разработке будущего регулирования ICO-проектов. Одновременно сам регулятор выступает модератором дискуссии и предлагает несколько альтернатив, начиная с жесткого административного регулирования, подобного регулированию рынка ценных бумаг, и заканчивая полным отказом от регулирования в пользу предложения рынку «лучшей практики». По каждому виду регулирования регулятор сформулировал ряд вопросов для обсуждения. Предложения и комментарии могут направляться до 22 декабря 2017 года.

Также AMF анонсировал программу UNICORN (Universal Node to ICO’s Research & Network) — программу поддержки транзакций, основанных на криптовалютах и блокчейн-решениях.

Консультационный документ состоит из трех блоков:

1) подробное описание текущей практики проведения ICO, рисков участия в ICO, а также иностранного опыта;

2) действующие нормы, под которые подпадают типичные ICO-проекты;

3) варианты будущего механизма регулирования выпуска токенов.

AMF был проведен анализ финансового законодательства Франции с точки зрения его применимости к ICO:

1. Режимы финансовых инструментов и ценных бумаг могут применяться к токенам, выпускаемым на ICO

При этом применению такого режима не препятствует отсутствие зарегистрированного юридического лица. Этот подход принят, вероятно, в продолжение французской судебной практики, которая считает, что юридическое лицо образуется уже при возникновении отношений из договора товарищества.

В частности, AMF считает ряд форм коллективного инвестирования близкими природе некоторых ICO-проектов:

1)   инвестиционные фонды по вложениям в ценные бумаги, в рамках которых денежные средства вкладываются в соответствии с общей инвестиционной программой;

2)   альтернативные инвестиционные фонды, в рамках которых собранные средства направляются на реализацию определенного проекта;

3)   посредники в приобретении имущества.

2. Регулирование, которое, скорее всего, не подлежит применению

AMF предполагает, что к организаторам ICO не должно применяться законодательство о краудфандинге и других формах коллективных инвестиций.

AMF предлагает для обсуждения три возможных варианта регулирования ICO как самостоятельной деятельности:

1)   утвердить правила лучшей практики в качестве стандарта, носящего рекомендательный характер;

2)   распространить механизм регулирования продаж с использованием проспектов согласно новому Регламенту 2017/1129 от 14 июня 2017 года;

3)   создать новый механизм регулирования, учитывающий особенности ICO-проектов, предполагающий обязательное или опциональное согласование ICO-проекта с регулятором.

По каждому варианту AMF сформулировал ключевые вопросы для обсуждения.

Ранее разработкой подобных документов занимались Европейское управление по надзору за рынком ценных бумаг (ESMA) и Управление по финансовому регулированию и контролю (FCA Великобритания). Стоит отметить, что в связи с выходом Великобритании из ЕС выпуск отдельного от ESMA документа представляется логичным. Тем не менее из выступления французского регулятора было бы преждевременно делать вывод о провале инициативы ESMA. 

Швейцария

наверх

В сентябре 2017 года швейцарская служба по надзору за финансовыми рынками (FINMA) выпустила руководство, согласно которому многие виды деятельности, осуществляемые в рамках ICO или оборота криптовалют и токенов, подпадают под действие существующего законодательства о финансовых рынках. Несмотря на это, FINMA отдельно отметила, что специального регулирования ICO на сегодняшний день не существует ни в Швейцарии, ни в иных юрисдикциях.

Швейцарское законодательство о финансовых рынках основано на принципе технологической нейтральности. Это означает, что независимо от технологий, применяемых компаниями в своей деятельности, последние обязаны соблюдать принятые нормы или вправе воспользоваться действующими исключениями.

Таким образом, в соответствии с позицией FINMA под регулирование о финансовых рынках по общему правилу не подпадает деятельность по сбору средств, если:

  • компания не имеет обязательств по возврату привлеченных средств;
  • компания не эмитировала средства платежа;
  • не существует вторичного рынка обращения.

В то же время привлечение акционерного капитала или средств путем выпуска долговых обязательств, прием депозитов и деятельность финансовых посредников регулируются действующим финансовым законодательством. В связи с этим FINMA отмечает, что различные модели ICO попадают в сферу регулирования законодательства о финансовых рынках. При этом организаторам ICO предлагается заблаговременно информировать финтех-службу FINMA об условиях эмиссии для оценки правовых последствий.

В рамках надзора за проведением ICO будет применяться широкий подход и будут детальным образом исследоваться фактические обстоятельства.

FINMA намерена анализировать общее назначение и конкретные характеристики ICO-проектов, например структуру и природу эмитируемых токенов. По результатам анализа могут быть сделаны выводы о применимости тех или иных норм действующего законодательства, в частности:

1)   нормы о противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, например, в случае совершения финансовых операций в качестве финансового посредника (обмен и перевод денежных средств);

2)   нормы о банковской деятельности, например, в случае приема депозитов от неограниченного круга лиц с обязательством возврата держателям токенов;

3)   нормы о ценных бумагах, например, в случае, когда токены должны быть квалифицированы как ценные бумаги, в том числе деривативы;

4)   нормы о коллективном инвестировании, например, в случае, когда управление привлеченными средствами осуществляют третьи лица.

FINMA представила свою позицию в отношении исключительно финансового регулирования ICO, так как полномочия регулятора охватывают только надзор за финансовыми рынками. Соответственно, FINMA не дает оценку применимости норм иных отраслей права (налогового, гражданского или уголовного).

Швеция

наверх

Управление финансового надзора Швеции также сообщило о следующих рисках участиях в ICO:

1) отсутствие гарантий окупаемости вложенных участниками ICO средств. В большинстве случаев операции с токенами, выпущенными в рамках ICO, не регулируются потребительским правом, а потому у потребителей — участников ICO нет специальной защиты, установленной потребительским правом. Также может и не существовать гарантий того, что выпущенные в ходе ICO токены предоставляют их владельцу какие-либо права или требования к эмитенту;

2) отсутствие возможностей по проведению рыночной оценки токенов. При этом цена токенов зачастую не отражает реальной стоимости привязанного к нему актива;

3) отсутствие гарантий того, что токены будут обращаться на вторичном рынке;

4) отсутствие требований по обязательному раскрытию информации организаторами ICO для потенциальных участников;

5) недавний стремительный рост общего интереса к проводимым ICO мог привлечь на данный рынок ряд недобросовестных игроков, которые могут планировать получение денежных средств без выполнения обещаний, данных в ходе проведения ICO.

Эстония

наверх

В сентябре 2017 года Финансовый регулятор Эстонской Республики (EFSA) определил, что токены, эмитируемые в рамках проведения ICO, могут являться финансовыми инструментами.

По заявлению EFSA, при анализе токенов должны учитываться фактические обстоятельства, а содержание превалировать над формой.

Токены, предоставляющие права инвесторами в отношении эмитента, или токены, стоимость которых привязана к будущей прибыли или деятельности компании, с большей вероятностью будут признаны финансовыми инструментами. Таким образом, эмиссия таких токенов может быть признана выпуском финансовых инструментов и регулироваться законодательством о ценных бумагах. В этом случае потребуется прохождение всех необходимых процедур по уведомлению и регистрации.

Кроме того, в некоторых случаях деятельность компаний-организаторов ICO, а также лиц, реализующих токены на вторичном рынке, может быть признана оказанием инвестиционных услуг. Осуществление такой деятельности требует наличие соответствующих лицензий и разрешений.

В случае если компания занимается предоставлением займов за счет средств, привлеченных в рамках ICO, к ее деятельности могут применяться нормы законодательства о кредитных организациях.

EFSA также напомнило участникам рынка, что в соответствии с решением Верховного Суда Эстонии реализация биткойнов в качестве предпринимательской деятельности является оказанием услуг в отношении альтернативных платежных средств. В соответствии с эстонским законодательством о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма, для осуществление такой деятельности требуется разрешение властей.

Южная Корея

наверх

В сентябея 2017 года Комиссия по финансовым услугам Южной Кореи (FSC) объявила о запрете на проведение в стране ICO в целях защиты граждан от мошенничества. При этом пока остается неясным, распространяется ли запрет только на ICO, запущенные южно-корейскими компаниями, или же он касается всех ICO без исключений.

Кроме того, Комиссия подчеркнула необходимость усиления контроля над оборотом криптовалют. Так, планируется применение штрафных санкций в отношении всех лиц, участвующих в выпуске новых криптовалют, а также осуществление контроля за деятельностью криптовалютных бирж, в частности, за соблюдением требований AML и KYC.

Япония

наверх

В октябре 2017 года Агентство финансовых услуг Японии (JFSA) предупредило граждан о высоких рисках участия в ICO, в частности о:

1)   рисках резкого снижения цены токенов;

2)   рисках потенциального мошенничества организаторов ICO: возможности токена, описанные в White Paper, могут остаться нереализованными, равно как не гарантируется получение товаров и услуг за токены.

JFSA сообщило, что проведение ICO может подпадать под законодательство о платежных сервисах, о рынке ценных бумаг и биржевое законодательство в зависимости от юридического оформления ICO. В таком случае организаторам ICO необходимо соблюдать требования закона, в том числе проходить регистрацию. Регулярное оказание услуг, связанных с обменом криптовалют, требует отдельной регистрации в местном финансовом бюро.

JFSA специально отметило, что осуществление данных видов деятельности без регистрации является преступлением.

Заявление JFSA выглядит последовательным. С одной стороны, власти страны поощряли выпуск и использование криптовалют, в том числе и путем принятия специального закона, который закрепляет режим виртуальных валют в качестве денежной ценности, используемой при исполнении обязательств. С другой стороны, не все токены являются криптовалютой, и не у всех токенов их функция ограничивается средством обмена. Поэтому позицию данного регулирующего органа следует рассматривать как устранение неопределенности.

Поясняя свое отношение к ICO и криптовалютам, регуляторы по всему миру способствуют повышению уровня правовой определенности. Предстоит еще много работы, однако уже сейчас ощутимо проявляется желание со стороны многих юрисдикций сохранить потенциал для инновационного развития и экономического роста. При этом организаторам ICO все также требуется проводить комплексный анализ на соответствие их продуктов требованиям различных государств, так как с появлением правовых позиций начнет появляться и правоприменительная практика.

*Отказ от ответственности: Настоящий обзор не является официальной консультацией или рекомендацией, рекламой или офертой компании «Делойт», СНГ и носит исключительно информационный характер, в связи с чем «Делойт» не несет ответственности и не предоставляет гарантий вследствие публикации фактов, данных и другой информации, представленной в настоящем обзоре.

Артём Толкачёв
Директор
ООО «Делойт Консалтинг»

Эта информация была полезна для вас?

Материалы по теме