«Делойт» в новинах

На пути к энергетической безопасности страны

15 липня 2014, liga.net

Артур Огаджанян, партнер, руководитель индустриальной группы «Энергетика, ресурсы и инфраструктура» компании «Делойт»

Говоря о безопасности страны, почти всегда имеют в виду ее обороноспособность. Однако применительно к Украине таким же жизненно важным для сохранения ее независимости и нормального функционирования является  вопрос безопасности энергетической.

Энергетическую безопасность страны совершенно справедливо связывают, в первую очередь, с рынком природного газа. Не пытаясь охватить весь спектр вопросов, касающихся топливно-энергетического комплекса, рассмотрим проблему обеспечения страны природным газом, которая в текущем году из просто актуальной перешла в разряд критически важных.

Эскалация напряжения в отношениях между Россией и Украиной привела к следующим, вполне предсказуемым, действиям со стороны России:

  • перевод расчетов по газу с Украиной на предоплату с 13 мая 2014 г.;
  • требование пересмотра цены на газ с повышением его до 485 долларов США / 1 тыс. куб. м с последующей «скидкой» в 100 долларов США / 1 тыс. куб. м (Украина настаивает на ранее согласованной цене 268,5 долларов США);
  • требование по возврату суммы долга в размере 4,5 млрд. долларов США, оспариваемое Украиной;
  • как следствие отсутствия договоренностей – полное прекращение подачи газа в Украину (за исключением транзитного потока в Европу) с 16 июня 2014 г.

Исходя из наблюдаемого развития событий, вряд ли можно сомневаться, что поставки российского газа в Украину в текущем году не будут возобновлены. Полагаю, наше правительство, планируя свои действия, исходит именно из этого.

В то же время, очень важно в сегодняшней чрезвычайной ситуации, прилагая экстраординарные усилия по ее спасению, не забывать, что только разработка долгосрочной стратегии обеспечения энергетической безопасности страны, вместо чего все предыдущие годы мы видели только демагогию и коррупцию, способна вывести Украину из энергетического кризиса.

Что стоит за наблюдаемой динамикой поставок газа

Что для нас означает импорт газа из России?

С 2005 года по 2013 год доля российского газа в общем объеме потребления в Украине сократилась с 77% до 51%: с 60 млрд. куб м в 2005 г. до 25,8 млрд. куб м в 2013 г. (при общем объеме потребления 78 млрд. куб м в 2005 и 50,3 млрд. куб м в 2013 году). То есть, объемы потребления импортируемого из России газа остаются весьма значительными и их снижение в абсолютном выражении вызвано, в том числе, общим падением спроса на природный газ. И тот факт, что в 2014 году прогнозируется падение общего спроса на газ в Украине до 45 млрд. куб м, не должен нас вводить в заблуждение – это падение, вызванное стагнацией в экономике, не имеющее ничего общего с решением вопроса замещения газа другими энергоносителями.

Теперь посмотрим, как обстоят дела с газом, в том числе российским, в Европе.

В 35 странах Европы, по данным The Oxford Institute for Energy Studies, спрос с 594 млрд. куб м в 2008 г. упал до 528 млрд. куб м в 2013 г.

В то же время, за последние 5 лет объемы поставок газа из России в Европу выросли с 145 млрд. куб м в 2009 году до 162 млрд. куб м в 2013 году. Таким образом, доля Газпрома в объемах поставок газа в Европу сегодня составляет 30%. Причем, в 2013 году 15% всего газа в Европу было поставлено транзитными трубопроводами через Украину – около 80 млрд. куб м (в 2009 г. это показатель составлял почти 96 млрд. куб м)

Таким образом, потребление российского газа в Европе последние годы не падало, а росло, даже несмотря на серьезные сигналы двух «газовых войн», начиная с зимы 2005-2006 г. г. Это серьезный повод задуматься нам в Украине.

Вокруг диверсификации поставок газа в Европу действительно много рассуждений – Норвегия, Нидерланды, Северная Африка, поставки сжиженного газа. Но почти все они отдалены во времени от реализации, требуют значительных усилий, согласований, затрат, хотя и являются действительно диверсификацией, то есть сориентированы на альтернативных поставщиков.

А что делается в реальности? Введен в эксплуатацию Северный поток, отобравший у Украины часть транзитного потока – в 2012 году – 11,3 млрд. куб м, в 2013 – 23,5 млрд. куб м.

Кроме того, сегодня нет достаточных оснований предполагать, что Евросоюз действительно заблокирует строительство Южного потока (плановая пропускная способность более 60 млрд. куб м в год), строительство которого способно сделать украинскую газотранспортную систему бесполезной для транспортировки газа в Европу, так как транспортировка оставшихся объемов будет экономически нецелесообразной для украинской ГТС. На уровне самых высоких чинов Евросоюза неоднократно звучали заявления о том, что ЕС не имеет намерений блокировать его строительство.

В конце июня мировые новостные издания сообщили, что австрийская энергетическая компания OMV и российский «Газпром» подписали контракт на строительство австрийской части трубопровода «Южный поток». Подписание состоялось 24 июня перед переговорами в Вене между президентом России Владимиром Путиным и президентом Австрии Хайнцем Фишером.

Буквально на следующий день после этого события мне довелось побеседовать с представителем одной из австрийских энергетических компаний, во время которой он несколько виновато прокомментировал это событие. Мне из вежливости оставалось только уточнить у него, насколько его страна зависит от поставок российского газа. Знание ответа на этот вопрос, а также на вопрос о зависимости других стран Европы от поставок российского газа, не дает оснований полагать, что Запад готов помогать Украине в ее газовом конфликте с Россией ценой ущерба для собственной энергетической безопасности. Даже несмотря на очевидность того факта, что за строительством Россией трубопроводов, огибающих Украину, стоят не экономические, а чисто политические мотивы, как и того, что, способствуя строительству Южного потока, Европа нисколько не решает проблему диверсификации своих поставок газа.

Зависимость Европы от российского газа очень высока; время на решение вопросов диверсификации поставок у них, в отличие от нас, есть; и это неизбежно будет сказываться на поведении Евросоюза при поиске путей выхода из «газового кризиса» в отношениях  между Россией и Украиной.

Возвращаясь к вопросу транзита российского газа через Украину, зададимся вопросом,  насколько мы заинтересованы в сохранении транзитных потоков? В части получения доходов от транзита и хранения газа, а также сохранения имиджа страны,  нам, конечно, это интересно. Но решает ли транзит проблему внутреннего обеспечения газом? Следует признать, что напрямую не решает.

Следовательно, возникает вопрос – в чем мы больше заинтересованы: в сохранении транзитных потоков или собственном обеспечении газом? Наверное, все-таки в том, чтобы:

  • используя все возможности в области дипломатии, пытаться склонить западных партнеров на свою сторону – ведь дешевле и надежнее инвестировать в модернизацию существующей системы, чем ввязываться в многомиллиардный, политически мотивированный проект
  •  но при этом не забывать о том, что более приоритетной является задача уменьшения зависимости Украины от поставок российского газа.

О путях уменьшения зависимости от российского газа

Специалисты отрасли сходятся в оценке мер, направленных на уменьшение зависимости Украины от поставок российского газа, основные из которых следующие:

  • увеличение собственной добычи газа;
  • освоение добычи нетрадиционных углеводородов;
  • покупка российского газа из Европы («реверс»);
  • поставки в Украину сжиженного газа морем (LNG);
  • мероприятия по энергосбережению и замена природного газа альтернативными энергоносителями.

Существенное увеличение собственной добычи газа может быть достигнуто только при условии стимулирования инвестиций в разведку, инфраструктуру и добычу, в том числе  со стороны частных компаний. А этого невозможно достичь, не внедрив нормальную практику закупки газа у всех добывающих компаний по рыночным ценам вместо существующей. К примеру, у «Укргаздобычи» государство еще в начале текущего года закупало газ по цене, более чем в 10 раз ниже цены закупки импортного газа. Также не будет способствовать стимулированию увеличения добычи газа норма проекта ЗУ «Про особливий період у паливно-енергетичному комплексі», дающая право Кабинету Министров на принятие решения об обязательной продаже газа добывающими компаниями, хотя временная необходимость такой меры всеми осознается.

Еще одним существенным источником газа собственной добычи в Украине является газ нетрадиционной добычи, в числе которых специалисты отмечают сланцевый газ, угольный газ и газ плотных пород.  В первую очередь среди названных видов нетрадиционного газа принято выделять сланцевый газ. По предварительным оценкам, Украина является четвертой в Европе страной после России, Польши и Франции, по объемам этого вида углеводородов, которые предполагаются на уровне 3,6 трлн. куб м.

Однако следует помнить пример Польши, где запасы сланцевого газа первоначально, по самым оптимистическим сценариям, оценивались на уровне 5,3 трлн. куб м, однако по итогам значительных объемов разведывательного бурения и дополнительных исследований Польского института геологии оценка извлекаемых запасов была снижена до 346-768 млрд. куб м.

Конечно же, не следует также игнорировать серьезность такого фактора, как активно подогреваемый негативный имидж технологии добычи сланцевого газа, которая, как утверждается, способна нанести существенный вред окружающей среде. Специалисты утверждают, что потенциальный вред экологии сильно преувеличен, но в Украине пока делается очень мало для того, чтобы общественность получила максимум правдивой информации по этому поводу.

Еще один аспект проблемы – добыча нетрадиционного газа требует привлечения иностранных компаний, владеющих современными технологиями, значительным опытом  разведки и добычи, разумеется, значительных инвестиций. Таким образом, развитие данного направления напрямую зависит от общего инвестиционного климата в стране и способности государства создать максимально привлекательные условия  для инвесторов, как базового приоритета государственной политики.

В последнее время в качестве наиболее реалистичного пути решения проблемы обеспечения Украины газом политики и специалисты называют реверс (обратная поставка) российского газа, поставленного в Европу.

Теоретически газ может быть поставлен из Европы в Украину через Словакию (наибольший объем), Венгрию, Румынию и Польшу. Хотя оценки специалистов в части возможных объемов поставок из этих стран разнятся очень существенно, в целом все сходятся в том, что мощности ГТС позволяют получить реверсный газ в объеме не менее 15 млрд. куб м.

Сегодня НАК «Нафтогаз Украины» заявляет, что к поставкам газа в Украину по территории Словакии проявили интерес около двух десятков европейских поставщиков, среди которых – крупнейшие газовые трейдеры Евросоюза. Но, несмотря на все это, решение вопроса с реверсными поставками газа в Украину нельзя считать чисто техническим вопросом, это целый клубок технических и политических проблем.

Это и тот факт, что крупнейший потенциальный поставщик – Словакия, не распоряжается газом, а лишь осуществляет его транзит; и то, что уже осуществленные в Украину реверсные поставки были поставками излишков газа в Европе. А значительные объемы газа для перепродажи его в Украину можно осуществлять только специально закупив его в России. Между тем, совсем недавние заявления руководства России по этому поводу заставляют усомниться в том, что позиция Газпрома будет конструктивной и свидетельствуют о том, что Украине придется очень серьезно поработать на дипломатическом уровне для получения удовлетворяющего ее результата.

Еще один теоретически возможный способ поставки газа от альтернативных поставщиков – это строительство терминала LNG (Liquefied natural gas – сжиженный натуральный газ) в порту Южный. По оценкам Государственного агентства по инвестициям, для аренды судна-терминала потребуется один год подготовительных работ на сумму примерно 36 млн. евро и оплата ежегодных арендных платежей  в 60 млн. долл. Это обеспечит поставки в Украину до 5 млрд куб м газа в год. Строительство наземного терминала – мероприятие значительно более проблемное и дорогое (800 млн. евро и до 5 лет работ), хотя может обеспечить стране до 10 млрд. куб м газа в год.

Однако кроме финансовых и технических проблем существует еще и политическая проблема – получение согласия Турции на прохождение судов со сжиженным газом через проливы Дарданеллы и Босфор. Какой будет позиция Турции в этом вопросе? Будет ли влиять на ее позицию Россия? Здесь множество вопросов и тоже широкое поле тяжелейшей работы для украинской дипломатии.

И, конечно же, кардинального изменения ситуации на внутреннем рынке газа Украина достигнет только в случае практического воплощения соответствующих Директив и Регламентов Евросоюза, в том числе, имплементации так называемого Третьего энергетического пакета. Это потребует от государства разделения НАК «Нафтогаз Украины» на независимые компании в соответствии с видами деятельности, внедрения единых правил доступа к ГТС, терминалам, хранилищам, внедрения стандартов по защите потребителей, изменения полномочий независимого регулятора рынка, обеспечения прозрачности отрасли, внедрения рыночных тарифов и других мероприятий.

Но только переход рынка газа Украины на качественно новый уровень позволит нашей стране выйти на единое европейское рыночное пространство, регулируемое едиными, признаваемыми всеми правилами, когда проблемы каждой страны становятся общими и решаются совместно.

Существует точка зрения, что сам факт взятого Украиной курса на вхождение в Европейский Союз, и та высокая цена, которую страна заплатила и продолжает платить за этот выбор, являются гарантией безусловной поддержки страны со стороны Евросоюза и США, в том числе в вопросах обеспечения энергетической безопасности. Но на основании анализа текущей ситуации смею утверждать, что это не так, и что на данном этапе практически все зависит от самой Украины.

Думаю, к этой же мысли все время приходили участники прошедшей в конце июня в Киеве очередной, пятой по счету, ежегодной конференции Института Адама Смита «Украинский энергетический форум».

Мероприятие, по моим наблюдениям, заметно отличалось от конференций предыдущих лет. Причем, дело не в том, что в зале было больше украинских участников, владеющих английским языком. Отличительной чертой этого форума было то, что выступления и обсуждения были гораздо более откровенными, чем раньше, что давало возможность участникам лучше осознавать ситуацию, в которой находится энергетика страны, и правильнее оценивать ее перспективы.

Это именно то, чего не хватало и продолжает не хватать массовой аудитории для трезвой оценки ситуации и анализа проблем, которые необходимо преодолеть стране на пути к обеспечению собственной энергетической безопасности. И чем быстрее все мы укрепимся в понимании того, что это зависит именно от нас  самих, тем больше шансов, что Украина в ближайшее время сделает еще один очень важный шаг на пути к укреплению собственной государственности.

Опубліковано: Liga.net

Чи була корисною ця інформація?

Схожі матеріали