Теория игр: Сергей Бондаренко

«Делойт» в новинах

Теория игр – инструмент, благодаря которому блокчейн-революция стала возможной

Интервью с Сергеем Бондаренко о том, как взаимосвязаны теория игр и технология блокчейн, о недостатках применения теории игр при разработке этой технологии и о том, возможно ли сломать систему блокчейна.

26 марта 2018 года

Что такое теория игр и какими понятиями она оперирует?

Теория игр – это математическая дисциплина, которая сформировалась в середине прошлого века, во времена больших войн. Перед многими странами стояла задача математического просчета исходов тех или иных решений, которые принимали военные руководители, чтобы получить большую выгоду в военных действиях. Военные стали первым заказчиком некой математической, проверяемой теории, позволяющей им действовать против врагов наверняка, используя обширные данные, которые можно было собрать через разведку и другими средствами.

До этого теории игр не существовало как отдельной дисциплины, но были отдельные компоненты, например, статистика. Математика продвинулась в инструментарии и позволила описывать такие естественные явления, как игра, в которую постоянно играет человечество. Игра – часть нашей жизни, и конфликты, которые возникают и разрешаются через военные действия, скандалы, проблемы, – это все элементы теории игр.

Эти вещи всегда считались судьбоносными, очень сложно было повлиять на их исход, который, как казалось, имеет мистическое начало. Когда появилась математическая теория игр, математики показали, что действует очень много объективных вычисляемых законов, и задача теории игр – формализовать реальную жизненную ситуацию, которая является игрой; научиться с помощью математических методов получать дополнительные преимущества в этой игре.

Поначалу, как я сказал, заказчиками были военные. В основном они рассматривали так называемые игры с нулевой суммой. В теории игр есть такая величина – математическая выгода. Если мы играем, наша целевая функция – это выгода. Чем лучше мы играем, тем больше выгода. В случае игры с нулевой суммой выгода – это постоянная величина, которая распределяется между участниками. Если кто-то выиграл, то кто-то на такую же сумму проиграл.

Тогда же, если говорить об экономике, доминировало индустриальное общество. Эксплуатация человека человеком была лейтмотивом бизнеса того времени – никто не мог представить себе форму бизнеса, когда люди выигрывают, а другие при этом не страдают. Это тоже была игра с нулевой суммой – верхушка выигрывает за счет низшего класса.

Математики продолжили исследовать теорию игр и увидели, что игры с нулевой суммой – далеко не единственный вариант. Сейчас известно много вариантов игр, где нет нулевой суммы либо все игроки могут выиграть или все – проиграть. Сегодня бизнес строится по другим моделям. Есть очень много примеров, когда фирмы не занимаются эксплуатацией, нет пострадавшей стороны – выигрывают и клиенты, и сотрудники, и партнёры. Ситуация win-win выглядит гораздо более перспективной, чем та, когда кто-то проигрывает.

Как теория игр сегодня связана с блокчейном?

Теория игр – это как раз тот инструмент, благодаря которому эта революция стала возможной. Криптография как таковая развивалась давно и развивается по своим законам. Существует очень много криптоалгоритмов. Почему криптовалюта так называется? Потому что в основе функционирования блокчейна лежат несколько криптоалгоритмов и криптотехнологий, которые были до этого известны. Еще одним компонентом блокчейна является пиринговые (peer-to-peer) сети, когда одного хозяина этой сети нет, но информация хранится сразу на многих узлах, и мы можем всегда получить запрашиваемые файлы из сети. Это очень удобно с точки зрения надежности хранения информации, и это тоже не было изобретением блокчейна – такие сети существуют с начала 2000-х.

Прорыв в теории игр произошел, когда математики сформулировали задачу византийских генералов. Ее суть такова: было несколько византийских генералов, которые должны были выступить против единого врага, но никто из них не доверял друг другу. При этом они имели очень хорошие каналы коммуникации. Было доказано, что если две трети этих генералов на одной стороне, то задача разрешается. Если же эти каналы полностью зашифрованы и засекречены, тогда эта задача решается при любом количестве единомышленников. Этот прорыв сделал возможным существование биткоина. Все остальное было делом техники, и все технологии, которые использовались при проектировании технологии блокчейн, были известны и доступны Сатоши Накамото или разработчику блокчейна.

По сути, биткоин – это автоматизированная система, которая позволяет с помощью алгоритма консенсуса получать автоматизированный способ решения возможных конфликтов в сети блокчейн. Поэтому у нас нет необходимости прибегать к посреднику, который будет разрешать споры – возникновение таких ситуаций технически исключено. Сегодня ведутся работы по поиску других алгоритмов консенсуса, не обязательно построенных на доказательстве работы, как в биткоине. Существует алгоритм proof of stake, где происходит своеобразное поочередное голосование с участием обладателей монет за принятие или непринятие очередного блока, без выполнения работы, которую делают майнеры в сети биткоин.

В мире появляется много индустриальных альянсов, которые работают над совместным решением либо платформой, построенными на технологии блокчейн, и они в режиме консенсуса достигают согласия по поводу того, как их протокол должен работать. У них нет доминирующей стороны. Такие формы управления экономическими процессами – это именно то, к чему стремились экономисты, но не было технологии и способа реализации. В централизованной экономике большая концентрация сил и власти, что всегда приводит к злоупотреблению положением. На выходе имеем инфляцию, экономические кризисы, пузыри и т. д. Поэтому децентрализованное управление экономическими процессами – это перспектива ближайших 10 лет. Мы, скорее всего, будем перестраиваться в этом направлении, ибо преимущества, которые сулит блокчейн, весьма желанны. Поиск новых вариантов экономических игр позволит имплементировать их в технологиях.

Например, в Украине очень продвинутое законодательство по кооперативам, когда группа людей или организаций может объединиться для совместной деятельности, включая установку собственных внутренних правил игры. Примером такого кооператива является ОСББ – коллективные товарищества, которые могут управлять своим собственным жильем. Я считаю, что всё должно быть организовано так, чтобы не было возможности взяточничества в этой системе, чтобы все чувствовали свою причастность к консенсусу, на основании которого принимаются решения.

Иерархические централизованные системы хрупкие. Они не реагируют своевременно и адекватно на кризисные явления в системе и накапливают их. В результате этого однажды происходит революция, свергается руководитель, что в итоге оборачивается катастрофой для системы. Это необходимо, чтобы сбалансировать накопленную энергию конфликта внутри системы. Блокчейн и распределенные системы, наоборот, анти-хрупкие – они постоянно находятся в режиме отслеживания конфликтных ситуаций, под которые подстраиваются. Это происходит постепенно, и никакого напряжения в системе не накапливается – она просто эволюционирует естественным образом, переходя от одного кризисного явления к другому.

Слово «кризис» в китайском языке – это целых два иероглифа, которые одновременно означают возможность и опасность. Кризисное явление – риск и опасность, но это одновременно и возможность, которую можно реализовать. Только от умения, искусства и интеллекта игроков зависит, смогут ли они воспользоваться этой возможностью или нет, и кто-то это сделает лучше, а кто-то – хуже. Если мы посмотрим на историю человечества, мы поймем, что это естественный процесс. Самые сложные вопросы всегда решались на арене, в диспутах, в сражениях. Это тоже элемент игры, который еще предстоит раскрыть во многих экономических процессах и других явлениях, которые у нас сегодня могут быть решены при помощи технологии блокчейн.

Могут ли пользователи блокчейна вести себя вне логики игры? Каким образом могут сломать систему?

Теоретически можно попробовать, но пока история биткоина говорит о том, что это сделать крайне сложно. Например, майнеры могли бы создавать фальсифицированные блоки с «левыми» транзакциями, которые зачисляют на их баланс несуществующие биткоины. Но биткоину уже почти 10 лет, и до сих пор никто не смог пошатнуть его децентрализованную монополию. Всем выгодно поддерживать стабильность системы.

Наверное, скоро появится квантовый компьютер, который сможет стать угрозой из-за огромной вычислительной мощности. Но в целом какой-то игрок, если говорить о технологии блокчейн, не сможет сломать систему в одиночку.

Могут ли в блокчейне использоваться какие-то математические исследования, помимо теории игр?

Набор знаний, которые нужны для понимания работы биткоина, очень большой: это математика, программирование, физика, а также различные сетевые эффекты. Ведь биткоин – это, прежде всего, сеть, полезность которой растет в зависимости от количества ее участников. Сейчас ведется работа по разработке варианта архитектуры блокчейна в более масштабируемых, универсальных вариантах, в которых есть возможность достигать локального консенсуса, когда мы с вами ведем взаиморасчет.

Также сейчас очень многие работают над технологией так называемых сайд-чейнов (side chains), когда мы берем часть монет из сети биткоин и используем их в другой сети для локального применения, например, хотим поиграть в покер, используя при взаиморасчетах биткоин. Мы можем вывести эти монеты себе в side-chain, наиграться и потом опубликовать финальные транзакции в большом блокчейне.

Потенциал теории игр далеко не исчерпан – я думаю, что у нее большое будущее.

Есть ли у теории игры блокчейна какие-то недостатки? К каким проблемам они могут приводить?

Хороших специалистов по теории игр очень мало. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, которые занимаются разработкой, например, социально-экономических игр. Это очень редкие специалисты. Спрос на них будет расти, потому что проектирование новых игровых ситуаций имеет большой потенциал. Кадровый голод в области блокчейностроения у нас уже есть. Можно считать это своеобразным недостатком.

Все наши институты сформировались, когда мы знали друг друга почти в лицо, а сейчас нас уже 7 млрд. Раньше князья и цари, которые владели страной с населением в несколько тысяч человек, могли найти любого гражданина и посмотреть ему в лицо, пообщаться. Тогда можно было легко отличить негодяя от честного человека. Теперь же, когда людей и потоков информации стало очень много, отличать анонимного, случайного гражданина от действительно хорошего и достойного стало достаточно сложно. В этих условиях более надежными будут варианты игр, которые всеми приемлемы, и никто не может узурпировать большие преимущества через централизацию. В этом я вижу большие перспективы. Идеологическая нестыковка между метафорами традиционного и нового уклада – большой источник трансформации и новизны для финансово-экономической системы.

Теория игр – непростая наука. Чтобы ее освоить, нужно серьезно этим заниматься либо сотрудничать с определенными институтами. Формулирование задач, их тестирование – это тоже непросто. Но я считаю, что с ростом вычислительной мощности и нашего объединения в большие сети это все будет происходить быстрее. Тем более, традиционная теория игр от игровой индустрии развивается семимильными шагами; с помощью блокчейна у нас выстраивается несколько платформ для перспективного и быстрорастущего направления киберспорта. В результате мы сможем получать не просто игры – мы сможем выделить обкатанную в формате игры функцию и применить её к реальным экономическим процессам. Мы стоим на пороге синергии многих областей знаний. Ближайшие 10-15 лет покажут взрыв этой синергии между теорией игр, технологиями и различными процессами, в которых мы живем.

Как давно вы связаны с криптовалютами?

«Делойт» занимается блокчейном с 2012 года. У нас есть несколько лабораторий в Дублине, Гонконге и Нью-Йорке, которые ведут исследования и разработку. Своя небольшая группа у нас есть и в украинском «Делойте». Например, мы разработали proof of concept для распределенного реестра по учету поголовья крупного рогатого скота и отслеживания производства мяса. Это необходимо, чтобы дать возможность Украине экспортировать говядину. Пока это невозможно – у нас очень плохие источники данных по отслеживанию животных. Блокчейн позволит это сделать в децентрализованном виде, без единого хозяина – все ответственные органы и ветеринары будут участниками процесса и будут следить за всем. Мы насчитали в этом процессе 8 или 9 ролей игроков. Существует необходимость в разработке игрового процесса, чтобы были учтены интересы всех сторон, заинтересованных в производстве качественного мяса. Мы с нетерпением ждем начала разработки, а пока собираем необходимое количество энергии и инвестиций, чтобы продолжить работу над проектом.

Даже мы с вами как потребители, скорее всего, сможем увидеть цифровой знак качества – прийти в магазин, просканировать штрих-код и увидеть, как животное выращивалось, кто за ним ухаживал и все ли процедуры были соблюдены, чтобы это мясо было качественным. Супермаркеты также заинтересованы в этом.

Как вы считаете, как курс биткоина будет меняться в ближайшее время?

Считаю, что будет долгосрочный тренд роста, несмотря на колебания курса. Для этого есть несколько причин. Первая – дефицит биткоинов по сравнению с ростом его популярности. Рыночные механизмы никто не отменял: когда существует дефицит предложения при огромном спросе, будет происходить рост. Волатильность криптовалют объясняется тем, что это очень молодой вид активов. Природа криптовалют до конца не понятна ни экономистам, ни юристам, и в какую-то минуту криптовалюты могут вести себя как товар, а в какую-то – считаться деньгами. Еще одно важное свойство криптовалют – они очень слабо коррелируют с традиционными финансовыми активами. К примеру, доллар движется по другим законам. Единственное совпадение было в начале февраля, когда мы увидели одновременное падение основных индексов традиционных финансовых рынков и рынка криптовалют.

Это очень выгодная ситуация для инвесторов на этих рынках, которые могут создавать для себя дополнительную стоимость. Но такое положение вещей не будет оставаться неизменным – со временем ситуация с молодыми криптоактивами стабилизируется. Курсы нефти или газа точно так же колебались, когда эти ресурсы впервые были открыты, и еще не было понятно, как их применять.

Я не думаю, что криптовалюты можно полностью урегулировать, по крайней мере, их курс. Но рынок возьмет свое – все стабилизируется, появится больше сделок купли-продажи, рынок съест все «холмы и впадины», и мы увидим более стабильные курсы нескольких сильнейших валют. Наверное, нежизнеспособные монеты со слабым фундаментом вымрут. Останутся только самые надежные. Скорее всего, это будет портфель – одной лидирующей монеты не будет. Диверсифицировать свои активы всегда важно: если одна монета просела, можно уйти в другую и сохранить свой портфель в здоровом состоянии.

В будущем нас ждет развитие индивидуального инвестиционного менеджмента. Раньше мы отдавали активы инвестиционным фондам, доверяли специалистам, которые вкладывали их куда-то. Сейчас же все меняется в сторону индивидуализации: криптовалюта дает прямой доступ к этим активам, поэтому глупо отдавать их кому-то в распоряжение. Но вызов заключается в том, что теперь нужно самому разбираться в курсах, котировках, следить за своим портфелем, принимать самостоятельное решение о купле-продаже. Кто будет финансово более грамотным, тот и получит преимущество перед другими игроками в той же ситуации.

Многие эксперты считают, что биткоин – это пузырь, который должен лопнуть. Какого мнения по этому вопросу придерживаетесь вы?

Я считаю, что свойство пузыря – это свойство экономики, а не конкретной технологии. Пузыри возникали и продолжают возникать в традиционных ситуациях, традиционной экономике. Есть другие локальные пузыри – тот же МММ. Когда появляется новый экономический инструмент, он спонтанно себя ведет и отличается волатильностью, пока не уйдет в продуктивное русло. В это время спекулянты стараются на этом заработать. Это и сотрясает рынок. Сама технология блокчейн не является пузырем – она хорошо выполняет свою работу. То, как люди используют ее, приводит к появлению пузырей.

Пузыри встречаются и на традиционных фондовых рынках. Например, компания хочет выйти на IPO и позиционирует покупку ее акций как очень выгодную инвестицию. А если в восприятии рынка эти акции оказались круче, чем они есть на самом деле, при выходе на IPO фирма не сможет обеспечить обещанную ценность акций. Разумеется, они упадут в цене. То же самое может происходить с биткоином. Появилось много проповедников биткоина, но не всё, о чем они говорят, оправдано. На этой волне люди закупаются огромным количеством биткоина, неоправданно повышая его стоимость, которая в итоге корректируется, падая до настоящей экономической подушки. Текущая стоимость биткоина – его реальная цена. Не исключено, что потом будут возникать новые пузыри, но и тогда все возвратится на круги своя.

Как вы считаете, какие криптовалюты будут популярны в 2018 году, помимо биткоина?

Уже много популярных криптовалют. Монет с капитализацией больше одного миллиарда уже больше 20, а в прошлом году их было меньше десяти.

Мне часто задают немного наивный вопрос: «Какая монета сейчас стоит дешево-дешево, а в конце года будет стоить дорого-дорого?» Мой совет – не слушать ничьих советов. Если вы действительно хотите заниматься криптовалютами, богатеть на этом, диверсифицировать свои доходы и часть хранить в криптовалютах, то нужно заниматься этим серьезно. Никакие советы не помогут вам прорваться, потому что давая советы, люди могут преследовать свои интересы. Нужно самому понимать, какой актив ты покупаешь – есть ли у него внятная «белая бумага» (white paper), все ли тебе в ней понятно, согласен ли ты с ней. Нужно смотреть на команду – действительно ли она делает то, что обещает. Стоит посмотреть и на рабочий репозиторий проекта, на gihub – насколько часто и регулярно выходят обновления. Также важен уровень децентрализации – насколько майнинговые мощности распределены, либо же они сконцентрированы в одних руках, что будет признаком централизации.

Самые интересные монеты – конечно же, это первая десятка по капитализации. Есть очень много факторов, которые влияют на выбор монет, и он достаточно индивидуальный, поэтому я рекомендую всем изучить хотя бы ТОП-10 монет и принять решение, какие из них взять в портфель. Я бы порекомендовал внимательно посмотреть на историю этих монет. Есть более старые криптовалюты – тот же Litecoin, который я люблю. Он функционирует с 2011 года и ничуть не хуже биткоина с точки зрения технологий – он считается «крипто-серебром» по сравнению с биткоином.

Обязательно нужно смотреть на то, действительно ли эта монета децентрализована или она управляется какой-то группой, от мнения которой зависит и курс, и направление, и развитие этой монеты. В этом плане биткоин – наиболее интересная монета, хоть модель управления у него не самая хорошая (есть несколько групп разработчиков, которые между собой конфликтуют, им иногда сложно находить консенсус, и это не всегда полезно для скорости внесения изменений).

Есть несколько интересных монет, основанных не на технологии блокчейн, а на технологии направленного циклического графа. Такие монеты, как IOTA, Byteball и т. д., сейчас на слуху, потому что это нечто новое. У них гораздо более щадящий режим по майнингу, и эти сети сами по себе могут фрагментироваться – с биткоином это делать невозможно. Непонятно, что с этими технологиями будет происходить, насколько этот циклический граф может разрастаться, но им сулят большое будущее.

Источник: LoginCasino

Чи була корисною ця інформація?